Меню Закрыть

Премия кандинского: Для участников

Объявлены лауреаты 13-й Премии Кандинского — Российская газета

В Московском музее современного искусства прошла церемония награждения лауреатов Премии Кандинского. Это независимая российская премия в области современного искусства, учрежденная Международным культурным фондом  BREUS Foundation, существует с 2007 года.

Среди задач премии — поддержка современного искусства в России и продвижение его за рубежом. Международный состав жюри всегда был сильным козырем премии и гарантировал объективность решения. Жюри принимает решение за час до вручения премии, трансляция заседания без звука велась на экраны в зале ММОМА. В жюри этот года вошли основатель Государственного центра современного искусства Леонид Бажанов, главный редактор журнала Russian Art Focus Джоанна Викери, директор МАММ Ольга Свиблова, директор ММОМА Василий Церетели и директор Государственного музея современного искусства в Салониках (Греция) Мария Цанцаноглу.

Более 700 заявок из городов всех регионов России поступило в оргкомитет премии в 2020-2021 году

В номинации «Проект года» победителем стал проект «Молельщики и герои» Андрея Кузькина. Напомним, что в финал в номинации «Проект года» вышли три работы: «Станция «Дистопия» Александра Морозова, «Молельщики и герои» Андрея Кузькина и «Промзона» Павла Отдельнова.

В номинации «Молодой художник. Проект года» премию получила видеоинсталляция «Рой» Альбины Мохряковой.

Отдельное жюри выбирает победителей в номинации «Научная работа. История и теория современного искусства». В этом году в его состав вошли известные искусствоведы, историки искусства Екатерина Андреева, Екатерина Бобринская, Екатерина Лазарева, Илья Дороченков, Олеся Туркина, Сергей Хачатуров. Из семи трудов (в том числе двух неопубликованных) жюри выбрало рукопись Романа Осминкина «Коллективные формы художественного перформанса в России начала XXI века». Премия должна способствовать публикации книги.

Прямая речь

Перед церемонией вручения организаторы ее записали выступления всех финалистов, которых попросили ответить на вопрос, который стал названием выставки всех номинантов премии «Как нам пережить настоящее?». Вот ответы художников, которые стали лауреатами 13-й Премии Кандинского.

Андрей Кузькин, лауреат в номинации «Проект года»:

— Решил посоветоваться с сыном Осей, которому сейчас 14 лет. Он почти сразу сказал: «Чтобы пережить настоящее, надо пережить прошлое».

Мне очень понравился его ответ. И я его повторю: «Чтобы пережить настоящее, надо пережить прошлое».

34 работы вошли в лонг-лист, их можно увидеть на выставке в ММОМА на Петровке, 25

Альбина Мохрякова, лауреат в номинации «Молодой художник. Проект года»:

— Мне кажется, настоящее, в котором мы все оказались, просто невыносимо. Мы объективно все очень сильно устали. Помимо всевозможных кризисов мы потеряли своих близких и родных людей. От этого все больше тревоги, которая приводит к тому, что мы удаляемся друг от друга и перестаем вести дискуссию. К сожалению, российское современное искусство замкнулось на себе, погружаясь в фейсбучные войны, сплетни телеграм-каналов.

Единственный выход я вижу в возвращении дружбы. Объединяясь, поддерживая друг друга, выражая уважение и благодарность нашему труду, мы можем сохранить себя и помочь нашему зрителю. Поэтому большое спасибо всем тем, кто создает, а не разрушает.

Произведения лауреатов премии можно увидеть на выставке в Московском музее современного искусства на Петровке до 21 ноября 2021 года и на сайте премии.

Выставка «Премия Кандинского. 15 лет» пройдет в Нижнем Новгороде

20 декабря 2021 года, 19:40

Возрастное ограничение: 16+.

Уникальный выставочный проект в Нижнем Новгороде, в юбилейный для столицы Приволжья год, представляет премия Кандинского, отмечающая в 2021-м свое 15-летие. С 22 декабря по 20 марта в «Арсенале» будут экспонироваться 14 художественных произведений-победителей в номинации «Проект года» премии Кандинского, отобранных авторитетными экспертами в области современного искусства, сообщают организаторы.

Выставка разворачивает историю лауреатов премии Кандинского в обратном порядке — от 2021-го к 2007 году. Это дает возможность оценить жизнеспособность и актуальность произведений, ставших «проектами года» совсем в другую эпоху. В экспозиции встретятся признанные классики современного искусства и авторы, чей творческий путь исчисляется всего одним десятком лет. 15 лет истории премии Кандинского фактически стали историей современного российского искусства.

«Премия Кандинского скрупулезно фиксировала историю современного искусства на протяжении 15 лет и незаметно сама стала частью этой истории. Это наши выставки, изданные книги, номинанты и победители, а главное — произведения искусства, которые мы помогаем представить стране и миру», — отметил основатель премии Кандинского Шалва Бреус.

Выставка неслучайно проходит именно в Нижнем Новгороде. За последние несколько лет наряду с Москвой и Петербургом город стал крупнейшим центром современного искусства. Это мотивирует культурные институции, например Breus Foundation, расширять свою географию и осуществлять проекты в Нижегородской области.

Заведующая Волго-Вятским филиалом ГМИИ им. А.С. Пушкина (ГЦСИ Нижний Новгород — «Арсенал») Анна Гор отметила:

«Главные „Проекты года“ за полтора десятилетия существования премии Кандинского показывают не только важнейшие имена современного русского искусства, но и механизмы отбора, создания рейтинга и обнаружения явлений, попадающих в историю искусства. По сути, это наше время, облеченное в художественную форму».

Губернатор Нижегородской области Глеб Никитин подчеркнул, что проведение выставки станет важной частью юбилейного года.

«Нижегородская область давно стала родной для тех, кто занимается развитием современного искусства. Здесь проходят крупные события в этой сфере. 800-летие Нижнего Новгорода стало поводом для создания новых возможностей. Преобразования, проводимые в городе, сами по себе являются серьезным стимулом привлечения ярких событий. „Премия Кандинского“ в этом году отметила 15-летие. За прошедшие годы ее лауреатами стали многие яркие авторы. Теперь у нижегородцев и гостей города есть уникальная возможность увидеть ретроспективу этого насыщенного пути. Мне хочется поблагодарить организаторов выставки и пригласить на нее всех, кто любит искусство», — сказал Глеб Никитин.

В выставку вошли все работы-победители в номинации «Проект года» с 2007-го по 2021 год:

2007 — Анатолий Осмоловский. Серия «Изделия».

2008 — Алексей Беляев-Гинтовт. Родина-Дочь.

2009 — Вадим Захаров. Гарнитур Святой Себастьян.

2010 — Александр Бродский. Дорога.

2011 — Юрий Альберт. Moscow Poll.

2012 — АЕС+Ф. Священная аллегория; Гриша Брускин. Время Ч.

2013 — Ирина Нахова. Без названия.

2014 — Павел Пепперштейн. Святая политика.

2015 — Андрей Филиппов. С колесом в голове.

2016 — Андрей Кузькин. Право на жизнь.

2017 — Группировка ЗИП. Остановка «ДК ЗИП».

2019 — Евгений Антуфьев. Когда искусство становится частью ландшафта.

2021 — Андрей Кузькин. Молельщики и герои.

Время работы выставки: с 12:00 до 20:00 ежедневно (касса работает до 19:30), понедельник — выходной. Генеральный партнер — АО «Волга». Организаторы выставки: Волго-Вятский филиала ГМИИ им. А.С. Пушкина, Международный культурный фонд Breus Foundation. Экспозиционер: Ирина Горлова. Архитектура и дизайн: Игорь Чиркин.

Справка

Премия Кандинского — независимая российская премия в области современного искусства, учреждена в 2007 году, является проектом Международного культурного фонда BREUS Foundation. Наряду с британской премией Тернера и французской премией Марселя Дюшана считается одной из наиболее авторитетных национальных наград в области современного искусства.

Основная задача премии — поддержка российского современного искусства и укрепление его позиций на мировой сцене. Победителей определяет авторитетное международное жюри при участии экспертного совета. За конкурсные годы было подано более пяти тысяч заявок. Выставки номинантов премии всегда являются знаковым событиям культурной жизни страны. Кроме Москвы, с успехом прошли выставки в Риге, Берлине, Лондоне и Барселоне. Каталоги премии, фиксирующие основные тенденции современного российского искусства крайне востребованы в России и за рубежом, являются частью библиотек научных отделов многих ведущих мировых арт-институций.

Финалисты Премии Кандинского — миллениалы. Кто они?

Назвать Евгения Антуфьева молодым художником язык не поворачивается, хотя родившийся в 1986 году автор еще не достиг 35-летнего возраста — точки формальной границы между молодостью и зрелостью. На московской выставочной сцене Антуфьев появился одиннадцать лет назад с сильным проектом «Объекты защиты» на площадке «Старт» в «Винзаводе», за который тут же получил Премию Кандинского (2009) в номинации «Молодой художник. Проект года». К 2014-му Евгений открыл семь персональных выставок и засветился в ряде громких коллективных проектов: в Нью-Йорке — выставкой Ostalgia в New Museum (2011), в Париже — Garden of Eden, Palais de Tokyo (2012). С персоналкой «Двенадцать, дерево, дельфин, нож, чаша, маска, кристалл, кость и мрамор: слияние. Исследование материалов», впервые показанном в частном пространстве основателя Max Mara Ахилла Марамотти Collezione Maramotti, Антуфьев попал в лонг-лист Премии Кандинского 2014 уже без приставки «молодой». В 2016 году к списку достижений добавились участие в важнейшей европейской биеннале Manifesta 11 и сразу две номинации на «Кандинского» — «Проект года» за выставку в московской галерее «Реджина» и вновь «Молодой художник. Проект года», за «Манифесту». Стоит ли упоминать, что в следующем, 2017-м, Евгений опять в лонг-листе.

Все эти годы Антуфьев умело сочетает хтонь и шаманизм, космизм и народное искусство. Демонстрирует великолепное знание глобального культурного архива. Показывает документальный интерес к темам памяти и бессознательного. Работает с физическими материалами, извлекая сакральные смыслы из человеческих волос, мармелада, кристаллов и каррарского мрамора. Все с большим вкусом и тонким визуальным рядом.

Итак: 2019 год, Антуфьев в статусе если не великого, то уж точно выдающегося художника вновь номинирован на премию — дважды, в разных весовых категориях. Сложно сказать, какая из работ более зрелая: полудокументальная, полуфантазийная инсталляция «Бессмертие навсегда: комнаты Льва Толстого», включенная в список «молодых», или вышедшая в финал «Когда искусство становится частью ландшафта» в «проектах года». Но последняя выигрывает масштабом. Три части выставки-интервенции были последовательно показаны в Археологическом музее Палермо на «Манифесте 12», в Мультимедиа Арт Музее и Музее Коненкова в Москве.

Выставка «Премия Кандинского. 15 лет» открылась в Нижнем Новгороде

21 декабря 2021 года в нижегородском Арсенале открылась выставка победителей Премии Кандинского за 15 лет. Выставка приурочена к 800-летию Нижнего Новгорода, которое отмечается в 2021 году.

АЕС+Ф. Священная аллегория

Впервые в истории современного российского искусства состоится ретроспективная выставка лучших российских художников начала ХХI века – обладателей гран-при Премии Кандинского за 15 лет. Уникальный выставочный проект представляет в Нижнем Новгороде Международный культурный фонд Breus Foundation. На выставке будут экспонироваться 14 художественных произведений, отобранных авторитетными мировыми экспертами независимой российской премии в области современного искусства. Членами жюри в разное время были такие профессионалы, как: Жан-Юбер Мартен (ведущий мировой куратор и искусствовед), Бернар Блистен (директор Центра современного искусства Жорджа Помпиду), Роберт Сторр (куратор, декан факультета искусств Йельского университета), Марина Лошак (директор ГМИ им. Пушкина), Зельфира Трегулова (директор Третьяковской галереи), Василий Церетели (директор Музея современного искусства), Ольга Свиблова (директор Мультимедиа Арт Музея, Москва) и многие другие. Выставка разворачивает историю лауреатов Премии Кандинского в обратном порядке – от 2021 к 2007 году. Это дает возможность оценить жизнеспособность и актуальность произведений, ставших «проектами года» совсем в другую «Премия Кандинского скрупулезно фиксировала историю современного искусства на протяжении 15 лет и, незаметно, сама стала частью этой истории. Это наши выставки, изданные книги, номинанты и победители, а главное, произведения искусства, которые мы помогаем представить стране и миру», отметил основатель Премии Кандинского Шалва Бреус.

Выставка Премии не случайно проходит именно в Нижнем Новгороде. За последние несколько лет наряду с Москвой и Петербургом город стал крупнейшим центром современного искусства. Это мотивирует культурные институции, например Breus Foundation, расширять свою географию и осуществлять проекты в Нижегородской области.

Заведующая Волго-Вятским филиалом ГМИИ им. А.С. Пушкина (ГЦСИ Нижний Новгород – Арсенал) Анна Гор: «Главные «Проекты года» за полтора десятилетия существования Премии Кандинского показывают не только важнейшие имена современного русского искусства, но и механизмы отбора, создания рейтинга и обнаружения явлений, попадающих в историю искусства. По сути, это наше время, облеченное в художественную форму».

В выставку вошли все работы-победители в номинации «Проект года» с 2007 по 2021 год:

  • 2007 – Анатолий Осмоловский. Серия «Изделия»;
  • 2008 – Алексей Беляев-Гинтовт. Родина-Дочь;
  • 2009 – Вадим Захаров. Гарнитур Святой Себастьян;
  • 2010 – Александр Бродский. Дорога;
  • 2011 – Юрий Альберт. Moscow Poll;
  • 2012 – АЕС+Ф. Священная аллегория; Гриша Брускин. Время Ч;
  • 2013 – Ирина Нахова. Без названия;
  • 2014 – Павел Пепперштейн. Святая политика;
  • 2015 – Андреи Филиппов. С колесом в голове;
  • 2016 – Андрей Кузькин. Право на жизнь;
  • 2017 – Группировка ЗИП. Остановка «ДК ЗИП»;
  • 2019 – Евгений Антуфьев. Когда искусство становится частью ландшафта;
  • 2021 – Андрей Кузькин. Молельщики и герои.

Губернатор Нижегородской области Глеб Никитин отметил, что проведение выставки станет важной частью юбилейного года. «Нижегородская область для тех, кто занимается развитием современного искусства, давно стала родной. Здесь проходят крупные события в этой области, 800-летие Нижнего Новгорода стало поводом для создания новых возможностей. Преобразования, проводимые в городе, сами по себе являются серьезным стимулом привлечения ярких событий. Премия «Премия Кандинского» сама в этом году отметила 15-летний юбилей. За прошедшие годы ее лауреатами стали множество ярких художников и авторов. И теперь у нижегородцев и гостей города есть уникальная возможность увидеть ретроспективу этого насыщенного пути. Мне хочется поблагодарить организаторов выставки и пригласить на нее всех, кто любит искусство».

Выставка работает до 27 марта 2022 года.

Источник – сайт сетевого СМИ artmoskovia.ru.

Вы можете оказать поддержку нашему СМИ, пожертвовав произвольную сумму денежных средств по предложенной ссылке или воспользоваться QR-кодом. Оператор пожертвований – сервис CloudTips (от Тинькофф и CloudPayments).
С уважением и благодарностью, главный редактор Ольга Неснова.

Ошибка 404. Страница не найдена

Показать: Топ русских художниковТоп мировых художниковТоп ныне живущих художниковТоп мировых скульпторов

Топ 37

  • 1. Марк Ротко$86,83 млн
  • 2. Казимир Малевич$85,81 млн
  • 3. Василий Кандинский$41,8 млн
  • 4. Марк Шагал$28,45 млн
  • 5. Хаим Сутин$28,16 млн
  • 6. Николя де Сталь$22,2 млн
  • 7. Алексей Явленский$18,59 млн
  • 8. Валентин Серов$14,51 млн
  • 9. Тамара де Лемпицка$13,36 млн
  • 10. Николай Рерих$12,09 млн
  • 11. Кузьма Сергеевич Петров-Водкин$11,76 млн
  • 12. Наталия Гончарова$10,88 млн
  • 13. Николай Фешин$10,84 млн
  • 14. Илья Репин$7,43 млн
  • 15. Константин Сомов$7,33 млн
  • 16. Илья Машков$7,25 млн
  • 17. Борис Кустодиев$7,07 млн
  • 18. Василий Поленов$6,34 млн
  • 19. Юрий Анненков$6,27 млн
  • 20. Иван Васильевич Клюн$6,26 млн
  • 21. Василий Верещагин$6,15 млн
  • 22. Зинаида Серебрякова$5,85 млн
  • 23. Илья Кабаков$5,83 млн
  • 24. Александр Яковлев$5,56 млн
  • 25. Константин Маковский$5,47 млн
  • 26. Владимир Баранов-Россине$5,37 млн
  • 27. Иван Айвазовский$5,34 млн
  • 28. Владимир Боровиковский$5,02 млн
  • 29. Александр Родченко$4,5 млн
  • 30. Михаил Ларионов$4,46 млн
  • 31. Соня Делоне$4,34 млн
  • 32. Михаил Нестеров$4,30 млн
  • 33. Вера Рохлина$4,04 млн
  • 34. Михаил Клодт$4,02 млн
  • 35. Павел Кузнецов$3,97 млн
  • 36. Александр Дейнека$3,82 млн
  • 37. Борис Григорьев$3,72 млн

Выставка номинантов Премии Кандинского 2019

С 9 октября по 17 ноября в Московском музее современного искусства на Петровке пройдет выставка номинантов 12-й Премии Кандинского. В экспозиции демонстрируются работы 30 номинантов, вошедших в лонг-лист премии по итогам двух туров голосования экспертного совета. 

Выставка номинантов Премии Кандинского 2019

В номинации «Проект года» — 15 художественных проектов, «Молодой художник. Проект года» — 10 художественных проектов, в номинации «Научная работа. История и теория современного искусства» — 5 научно-исследовательских работ. Среди участников выставки как лауреаты и номинанты «Премии Кандинского» прошлых лет (Александр Бродский, Таус Махачева, Евгений Антуфьев, Дмитрий Венков, Полина Канис, Саша Пирогова), так и новые имена.

Всего в 2019 году в оргкомитет Премии поступило 636 заявок от соискателей из 73 городов России, включая Нижний Тагил, Иркутск, Находку, Геленджик, Анапу, Гудермес и многие другие. Среди них: 294 заявки в номинацию «Проект года», 330 заявок в номинацию «Молодой художник. Проект года», 12 заявок в номинацию «Научная работа. История и теория современного искусства». Среди заявок в научную номинацию, где могут участвовать не только россияне, но и граждане других стран, оказались претенденты из США и Чехии.

Беспрецедентный состав экспертного совета — 21 человек, в который вошли ведущие специалисты из разных регионов страны, позволил отобрать наиболее сильные проекты и продемонстрировать наиболее объективную картину современного искусства в России на сегодняшний день.

Впервые в истории Премии выставка проходит в музейном пространстве, что отражает новую концепцию конкурса. С текущего года выставки номинантов будут проходить в стенах и при сотрудничестве с ведущими музеями и художественными институциями страны. В 2019 работы претендентов на одну из самых престижных российских арт-премий представлены в залах Московского музея современного искусства на Петровке.

Сегодняшних конкурсантов интересуют философские и гуманитарные темы: переосмысление важных вех в мировой истории, науке и культуре, размышления над вечными вопросами мироздания, проблемы экологии. По своему формату значительная часть вошедших в экспозицию проектов представляют не просто масштабные инсталляции, но многосоставные персональные выставки. Значительная часть работ демонстрируются в России впервые, поскольку были созданы для различных международных выставочных проектов.

Уже на улице, при входе в музей композиция Ирины Кориной «Не только про тебя» обозначает начало маршрута. Пространство лестницы занимает фильм Дмитрия Венкова «Гимны Московии» — путешествие по трем самым репрезентативным архитектурным стилям Москвы, отснятое перевернутой камерой. В первом зале зрителей встречает инсталляция Хаима Сокола «Бумажная память», посвященная Фабрике технических бумаг «Октябрь».

Используя многозначность понятия слова «бумага» в русском разговорном языке, автор создал серию поэтических, графических и видео-объектов, посвященных бывшим рабочим фабрики. Лаконичные бумажные произведения Сокола сменяет проект Павла Отдельного «Психозойская эра».

С помощью спутниковой съемки художник изучает взаимодействие человеческого и природного факторов на примере резервуаров для утилизации производственных отходов и их влиянии на природный и социальный ландшафт нашей страны. В том же зале экспонируется произведение молодого художника Тимофея Ради.

Остальные участники номинации «Молодой художник. Проект года» занимают самый большой по площади выставочный зал, вокруг которого группируется анфилада монографических залов претендентов на главный приз Премии. Единственное исключение представляет пространственная инсталляция «Красная дорожка» Александра Бродского, к которой можно попасть только из большого зала.

Ознакомившись с проектами молодых номинантов зритель попадает в круговое пространство, которое открывает эмоциональный перформанс «Post-mortem chronography» арт-группы ПРОМВЫЗА, трансформирующий музейный зал в тотальное перформативное пространство. Следующие залы занимают многочастный пластический исследовательский проект «Когда искусство становится частью ландшафта» Евгения Антуфьева, а также аудиоинсталляция и видеоперформанс Таус Махачевой.

Евгений Антуфьев и Таус Махачева представлены на выставке сразу несколькими инсталляциями. Этот исключительный в истории Премии факт демонстрирует объективные принципы работы экспертов, выбиравших не имена, отсутствовавшие в заявках по условиям конкурса, но произведения.

Анфиладу залов продолжают психологическое видео «Процедура» Полины Канис, свободная импровизация на тему культурных канонов «Любовь к себе среди руин» Александры Паперно, проект «SuperJew. Слухи о Хидеоизме» арт-дуэта МишМаш, размышляющих об экзистенциальном взаимодействии ландшафта и времени, сложносоставная экспозиция «Акчим. Координаты 60°28′35″ с. ш. 58°02′53″ в. д.» Александра Морозова и эстетико-философский видеопроект Саши Пироговой «Сад».

Многие номинанты Премии представлены на конкурсе видеопроектами, которых в этом году оказалось значительно больше, чем обычно, их шесть. Особая роль принадлежит видеофиксациям уже состоявшихся перформансов группы «Промвыза» и Таус Махачевой, позволяющим продемонстрировать эти масштабные проекты в рамках данной выставки.

В 2019 году в пятый раз вручается премия в номинации «Научная работа. История и теория современного искусства». В число претендентов вошли монографии крупнейших специалистов в области современного искусства: Иосифа Бакштейна, Евгения Барабанова, Игоря Поносова, Маргариты Тупицыной и Андрея Хлобыстина.

Узнать подробности можно на сайте организаторов: http://www.mmoma.ru/exhibitions/petrovka25/vystavka_nominantov_premii_kandinskogo/

На нашем сайте вы найдете всю информацию про событие выставка номинантов Премии Кандинского 2019.

Кудамоскоу — это интерактивная афиша самых интересных событий Москвы.

Кудамоскоу в курсе всех событий, которые пройдут в Москве.
Если вы знаете о событии, которого нет на сайте, сообщите нам!

Вручена «Премия Кандинского» — Газета.Ru

В центре «Винзавод» прошла феерическая церемония награждения победителей «Премии Кандинского»: милиционеры хватали друг друга за задницы, фашисты снова поиздевались над единственным живым гением, а танки победили нимфетку с хвостом динозавра.

Лауреаты первой масштабной премии в области современного искусства, о необходимости которой так долго говорили в художественном сообществе, наконец, названы. По-хорошему, подобная премия должна выполнять сразу несколько полезнейших функций – представить экспертную картину мира, в сложных иерархиях которого предстоит взаимодействовать галеристам, коллекционерам и художникам. Ну и обеспечить последним общественную славу и материальную помощь. В качестве идеального образца (размер главного приза в 40000 евро и даже календарная близость церемоний награждения) организаторы премии Кандинского с очевидностью выбрали британский приз Тернера. То есть самую известную в мире награду, чей статус с начала 90-х обеспечила поддержка телевизионного Channel 4 и доброкачественная скандальность номинантов, таких как вивисектор животных Дэмиен Херст, любитель сочетаний слоновьего навоза и религиозных сюжетов Крис Офили и Трэйси Эммин со смятой кроватью и использованными презервативами. В пиаре поучаствовал также министр культуры Британии с крайне резкими отзывами.

У премии Кандинского условие критического участия сооветствующего министра было полностью соблюдено.

Искусствовед и сотрудник Третьяковской галереи Андрей Ерофеев стал участником представительного международного жюри и куратором исторической выставки «Соц-арт. Политическое искусство России», парижские гастроли которой пытался запретить министр культуры Александр Соколов, назвал ее «позором России», а российскую реплику целующихся полицейских граффитиста Бэнкси от группы «Синие носы» — порнографией.

В результате резко набравшие известность «Носы» оказались главными ведущими церемонии (днем раньше в Ливерпуле приз Тернера вручал Денис Хоппер). А «позор» и новоиспеченный символ радикального отечественного искусства был разыгран вживую: на сцене появились двое мужчин в милицейской форме, и по мере их приближения под барабанную дробь друг к другу у посвященной части публики назревал юмористический катарсис. Милиционеры несколько раз поцеловались и схватили друг друга за задницы на фоне немедленно возникшей цитаты из Василия Кандинского:

«У каждого жеста может быть бесконечное количество интерпретаций».

Стражи порядка потом никуда не ушли и под ручку сопровождали выступающих. Первым стал мэтр-философ Валерий Подорога, объявивший победителя «приза зрительских симпатий», выбранного народным голосованием на сайте премии и на выставке номинантов. Подорога порассуждал о потере сегодняшним искусством радикальности – и в самом деле, обладателем 5000 евро стал молодой художник Петр Голощапов, на чьи декоративные скульптуры — головы панков с ирокезами из цветных трубочек и дверных ключей — «накликало» больше всего людей.

Конверт с наилучшим «молодым художником» вскрывал композитор Владимир Мартынов. Он с пожеланием «заразить молодого номинанта «болезнью художника» передал приз — командировку на Виллу Романа во Флоренции — Владлене Громовой, очень серьезной девушке из Петрозаводска. Она представила видео почти театрального перформанса с простыней, наброшенной на чье-то лицо – сверху рука рисует условные глаза и рот, который в конце разжевывает вложенное в него яблоко. С молодыми художниками на премии вообще произошла интригующая и выразительная история: несколько уже известных и крайне перспективных просто-напросто не подали заявки, так что среди хорошо знакомых профессионалам оказалась только одна Диана Мачулина. Ее серия живописи «Старый новый», описывающая странное замещение финишных ленточек и девичьих бантиков липкими лентами для мух, не вошла в последний шорт-лист из трех имен.

«Медиапроект года» вручал Роберт Уилсон, абсолютно легендарный театральный режиссер, который в Москве готовит постановку «Аиды» в Большом театре и демонтирует выставку своих видеопортретов в фонде «Екатерина». Уилсон исполнил короткое театральное представление, комбинируя звуки английского алфавита в фразы «кандински прайз», беккетовские по духу речевые отрывки вроде «счастлив ли ты», «неожиданное удовольствие» и так далее.

«Все понятненько. Раз никто не звонит мне, значит, фашисты в очередной раз поиздевались над единственным живым гением»

Такую смс от художника-победителя Владислава Мамышева-Монро прочел со сцены сорежиссер его видеофильма «Волга-Волга», обладателя приза и 10 000 евро. Эта ерническая интонация может помочь в понимании того, как голос и физиономия специалиста по перевоплощениям Влада Монро, скрывающая лицо Любови Орловой в оригинальной ленте 1938 года, смогла по-абсурдистски демонтировать двусмысленность сталинской комедии. Уилсон, которого со сцены уводил милиционер, на прощание гавкнул в микрофон.

Другая звезда, директор фонда Соломона Гуггенхайма Томас Кренц, назвал самого главного призера – «Художника года» с премией в 40 000 евро. Кренц по-настоящему оказался смущен присутствием милиционера в форме и вынужден был прервать речь о международном и местном контекстах, поскольку его любительским переводчиком выступал тот же слуга закона, начавший со слов «если я правильно понял».

Несмолкающий смех в зале вынудил Кренца публично заподозрить, что его слова умышленно искажаются, и он поспешил объявить имя победителя — Анатолия Осмоловского.

Радикал 90-х, залезший на плечо памятника Маяковского, перегородивший Никитскую улицу в честь парижских событий 68 года и выложивший телами своих друзей слово из трех букв прямо на Красной площади, приступил сегодня к изготовлению объектов, которые напоминают реальные вещи и одновременно не похожи на них. Приз получили его показанные летом на престижной выставке «Документа» «Изделия» — фигуры из бронзы, повторяющие в уменьшенном виде формы 11 башен реальных танков. «Изделия» лишены агрессивных фаллических пушек и потому стали похожи на супрематические объекты самого высокого авангардного периода отечественного искусства. Только авангардисты стремились перенести свою геометрию в повседневную жизнь, а «Изделия», наоборот, превратили утилитарные, рассчитанные инженерами формы в чистую эстетику.

Этот жест сам Осмоловский сравнил с героической борьбой за добро. Его соперников по номинации – группу АЕС+Ф с видео и гиперреалистической скульптурой, изображающих фантазийные битвы гламурных подростков-моделей и детей-полудинозавров, он назвал устаревшей ставкой на шик «молодого британского искусства». А заслуженный концептуалист Юрий Альберт с текстами о его неосуществленных проектах оказался переходным черно-белым «слэшем» между «добром и злом», поскольку несет недостаточно «сильную эстетику».

«Победить должен я!» – заключил бывший революционер, греясь в лучах славы.

На прощание он пожелал премии в будущем быть более предсказуемой, как и российским выборам в целом. Возможно, это будет достигнуто большим количеством достойных номинантов – ведь на премию Кандинского, стартовавшую всего полгода назад, решили претендовать далеко не все выдающиеся и интересные художники. Это по-своему заметили и иностранные члены жюри: Фридхельм Хютте, директор «Дойче банк арт», куратор Музея Соломона Р. Гуггенхайма Валери Хиллингс и куратор Национальных музеев Франции Жана-Юбер Мартен, который еще поработает у нас и организует 3-ю московскую бьеннале современного искусства. В будущем году выставка 49 номинантов отправится в Лейпциг и Нью-Йорк, поэтому премия наверняка приобретет большую популярность у художников, а поскольку состав жюри будет меняться, то непредсказуемости, слава богу, премия Кандинского не утратит.

Социалистическое движение «Вперед» и что делать? /// Открытое письмо о премии Кандинского 2008 г. – chtodelat.org

Сразу признаемся: художник Алексей Беляев нам безразличен, да и до него нам нет никакого дела. Его искусство выходит за рамки критики, и у нас никогда не было иллюзий относительно его политических взглядов. К середине 1990-х он уже переместился на орбиту национал-большевиков Эдуарда Лимонова, а позже присоединился к отколовшемуся Евразийскому движению Александра Дугина.Не нужно быть политологом, чтобы признать этих людей такими, какие они есть: частью реакционной глобальной тенденции к ультраправому/ультралевому национализму. Заявления и произведения Беляева отражают эту политическую идентичность. Его работы прославляют насилие, имперское господство, кровь, землю и войну. Он делает это в сознательно-триумфальной эстетике неосталинизма, смешивая малиновый цвет с сусальным золотом, чтобы подтвердить свои избыточные империалистические идеи. Эта эстетика захватывает некоторых представителей местной буржуазии.Таким образом, фашизм входит в салон — салон, который мы предпочли бы игнорировать.

Таким образом, мы не заинтересованы в критике премии Кандинского. Основанная на пике недавнего бума искусства в России, эта премия в размере 50 000 долларов (с выставкой из шестидесяти художников) представляет собой современную версию салона, института, который определял искусство на протяжении всей буржуазной эпохи. Премия Кандинского, инициированная глянцевым художественным журналом «АртХроника», поддержанная Фондом Соломона Р. Гуггенхайма и спонсируемая Deutsche Bank, явно является еще одной неолиберальной франшизой, которую легче всего продвигать с помощью раболепного, агрессивно настроенного популистского местного контингента.Его первое издание заслужило хоть какое-то доверие, поддержав осажденного куратора Андрея Ерофеева и присудив высшую награду активисту, ставшему формалистом, Анатолию Осмоловскому. Но теперь, когда общая общественно-политическая ситуация подает признаки ухудшения, разделившееся жюри Премии Кандинского приняло решение включить Беляева в шорт-лист своей номинации «Артист года». Беляев, однако, криптофашист. Либеральная пресса тут же подхватила этот скандал. Подобные скандалы в салоне всегда на руку художнику, его галерее, поклонникам и критикам.Самое главное, они продвигают политические взгляды этих людей. Мы не разделяем розовых либеральных иллюзий, что свободный рынок и обращение капитала могут полностью преобразовать любой вид ангажированного искусства, что такие художники, как Беляев, укрощают и обезвреживают потенциально опасные идеологии. Вместо этого рынок делает их модными среди клиентов салона, любящих новинки, в мутировавшей, гламурной форме.

Довольно о Беляеве: он достоин премии Лени Рифеншталь, как метко выразился несогласный член жюри Ерофеев.Важнее то, что это решение остро симптоматично для культурного производства в России сегодня. Дело не в том, что кураторы и критики в жюри Премии Кандинского симпатизируют фашистам, хотя «решение жюри можно интерпретировать как демонстрацию солидарности с позицией [Беляева]», как заметил Джозеф Бакштейн, комиссар Московской биеннале. , отмеченный. Проблема в том, что они ультралибералы. Их рыночный утопизм не делает различий между правыми и левыми, коричневыми и красными, фашизмом и коммунизмом; он видит иронию, скрывающуюся за каждым углом, чтобы снова сделать все красивым и нормальным.«Мы не говорили о политических убеждениях художника, — говорит член жюри Александр Боровский, заведующий отделом современного искусства Русского музея. Боровский также утверждает, что работы Беляева — это отстраненный, игривый взгляд на этатистский дух времени. Но нет ничего шутливого в призывах Беляева к русским танкам катить по Тбилиси, казнить грузинского президента, создавать «Великую Сербию» или «освобождать» бывшие советские республики под знамёнами евразийского (читай: российского ) Империя. Самое главное, что в его творчестве нет ничего игривого.Многое из этого является пропагандой и должно рассматриваться как таковое.

Ретушируя Беляева, Боровский доказывает свое равнодушие к политическому измерению искусства. Именно это равнодушие объединяет малоизвестную «левонационалистическую», по сути, постмодернистскую идеологию евразийства и панэстетизм российской деловой и медийной элиты, контролирующей правление премии Кандинского. «Пусть расцветают тысячи цветов!» «Все идеологии равны!» «Искусство вне политики!» — восклицают все эти респектабельные люди как один, узаконивая тем самым все более открытые проявления подлинно ощущаемого фашизма в публичной сфере.Их безразличие является формой соучастия. Это равнодушие распространяется и на нерусских членов жюри, таких как будущий куратор Московской биеннале Жан-Юбер Мартен или куратор музея Гуггенхайма Валери Хиллингс. Они всегда могут извиниться, сказав, что не очень хорошо знакомы с российским контекстом и не смогли в полной мере участвовать в отборе шорт-листа премии Кандинского. Но это «оправдание» часто маскирует цинизм неоколониальной безответственности, когда иностранные эксперты предпочитают игнорировать контексты, в которых они сеют семена современной глобальной культуры.

Местный контекст действительно принимает все более зловещие формы. По резкому выражению видного российского искусствоведа Андрея Ковалева, присутствие таких фигур, как Беляев, свидетельствует о «стремительном дрейфе правящей элиты к фашизму» в момент кризиса. Эта элита уже глубоко реакционна и антидемократична, насильственно накопив свой капитал посредством шоковой приватизации и экспроприации. Пять лет назад она начала использовать современное искусство как средство гражданской легитимации, установив свою гегемонию над более либеральной, гламурной стороной культурной жизни во время путинской «нормализации».Недавний российский «бум» современного искусства тесно связан с использованием сверхприбылей от нефти и выражает своеобразную буржуазно-прогрессивистскую самоуверенность, которая заставляет замолчать любые сомнения в «светлом и сияющем» будущем. Иными словами, авторитарный подтекст присутствовал всегда. Например, когда открывалась первая Московская биеннале, главный редактор «АртХроники» Николай Молок написал редакционную статью «Все заткнитесь!», в которой приказал арт-сцене приостановить критику и быть благодарными за то, что они получили.Сейчас АртХроника печатает сочувственные интервью с Беляевым. Молок защищает творческую позицию художника, говоря, что она «выражает тенденцию государственного строительства» с его поиском «большого стиля». неоимперские претензии? Премия Кандинского хочет сказать нам, что соответствующий стиль ангажированного искусства уже является законной частью российской публичной сферы?

«Всем заткнуться!» Это результат пятнадцатилетней политической деградации российского общества и завершение эпохи транснациональной приватизации.Общество лишилось даже самых основных инструментов критического анализа, демократических дискуссий, гражданского самосознания и классовой солидарности.

Мы призываем художников, критиков, редакторов и любителей искусства бойкотировать премию Кандинского и дистанцироваться от ее модели повышения ценности.

Мы призываем всех, кто еще способен к критическому мышлению, прервать фашистские мечтания российской элиты и аполитичное равнодушие тех, кто следует за ними.

Выставка номинантов премии Кандинского

Вчера в ЦДХ открылась выставка работ номинантов Премии Кандинского, присуждаемых за достижения в области современного искусства

Вчера в ЦДХ прошла выставка работ номинантов Премии Кандинского, присуждаемых за достижения в области современного искусства.

Участниками-номинантами по итогам отборочного жюри и экспертного совета «Премии Кандинского 2010» являются:

категории «Проект года 2010»: AES+F; Никита Алексеев, Петр Белый, Александр Бродский, Люциус Ганиева; Аладдин Харун; Дмитрий Грецкий; Андрей Кулешов и Михаил Иванов; Дмитрий Каварга; Алексей Каллима; Косоруков Глеб, Владимир Кустов, Антон Литвин, Андрей Люфт, Рауф Мамедов, Игорь Мухин; Виталий Пушицкий; Евгений Семенов; «Синие носы»; Александр Слюсарев; Наталья Турновско, Ирина Штейнберг.

Назначенный молодой художник. Проект года 2010»: Recysle; Татьяна Ахметгалиева; Александр Гронский; Арсений Жиляев; Полин Канис; Таисия Короткова, Андрей Кузькин; Валерий Матвеев, Нибиру, Наталья Павлова, Ольга Трейвас, Виктор Юлев; Григорий Ющенко.

Номинация Медиа Арт. Проект года 2010»: Виктория Бегальская; Андрей Блажнов; Дмитрий Булныгин; Кристина Захарова; Яков Каждан, Глеб Косоруков, Александр Лавров, Виктория Ломаско и Антон Николаев; Иннокентий Шарков, Александр Тарбеев, Дарья Чапковская, Екатерина Кочкина; Марина Фоменко.

Источник: kandinsky-prize.ru

Фото с церемонии открытия и комментарий Владимира Богданова, AI, смотрите на форуме AI.



Внимание! Все материалы сайта и базы данных аукционных результатов ARTinvestment.RU, в том числе иллюстрированная справочная информация о произведениях, проданных на аукционах, предназначены для использования исключительно в информационных, научных, образовательных и культурных целях в соответствии со ст.1274 ГК РФ. Использование в коммерческих целях или с нарушением правил, установленных Гражданским кодексом Российской Федерации, не допускается. ARTinvestment.RU не несет ответственности за содержание материалов, предоставленных третьими лицами. В случае нарушения прав третьих лиц, администрация сайта оставляет за собой право удалить их с сайта и из базы данных на основании заявления уполномоченного органа.

После Крыма — Особенности — Метрополис М

Как часть российского художественного мира реагирует на аннексию Крыма Россией.Например Премия Кандинского (Русский Винсент).

В декабре Андрей Филиппов был объявлен лауреатом премии Кандинского. Главный проект, получивший награду, был показан в рамках ретроспективы художницы «Отдел орлов» фонда «Екатерина», Москва, в марте-апреле. Весьма неоднозначное шоу не получило особого отклика в СМИ, за исключением нескольких небольших обзоров и интервью. Инсталляция, получившая награду, посвящена Крыму и сделана через год после аннексии этой украинской территории Россией.

Андрей Филиппов. Объекты с выставки «Rolling Blackout». Stella Art Foundation, 2012. Фото: Катерина Белоглазова/aroundart.ru

Премия Кандинского — главная премия в области современного искусства в России. Это частная премия, и учреждение довольно закрытое: никогда не знаешь, как работает машина и кто принимает решения. Безусловно, премия Кандинского во многом современнее многих других премий. Может быть, потому, что обладатель премии, олигарх Шалва Бреус, его советники, помощники и партнеры стараются быть современными.История премии Кандинского начинается с первого лауреата Анатолия Осмоловского в 2007 году. Это издание частично спонсировалось Deutsche Bank и свидетельствовало о свежем взгляде на российскую арт-сцену; немного похоже на другую известную частную инициативу, которая началась примерно в то же время: музей «Гараж». (подробнее об этом читайте в Метрополис М, № 4 – август-сентябрь 2015 г.) Но весь этот позитив замер из-за скандала вокруг второго издания: лауреат премии 2008 г. Алексей Беляев-Гинтовт даже не сделал попытка скрыть свою крайне правую позицию.Для части зрителей это стало неприятным сюрпризом, для других просто показало, насколько подобная риторика и эстетика действительно являются частью умонастроения современной российской элиты. Это оказалось более чем правдой в последующие годы.

Во избежание подобных скандалов в будущем Премия Кандинского решила присуждать премию только более-менее «вышедшим на пенсию» нейтральным художникам, имеющим историю достижений в искусстве, но не столь активным на момент получения премии.Они наградили Вадима Захарова в 2009 г., Александра Бродского в 2010 г., Юрия Альберта в 2011 г., Гришу Брускина и AES+F в 2012 г., Ирину Нахову в 2013 г. и Павла Пепперштейна в 2014 г. Большинство лауреатов являются участниками движения «Московский концептуализм», за исключением Бродского. который был «нестроительным архитектором», группа видеохудожников AES+F и Брускин, получивший приз, откровенно говоря, за близкую дружбу с Шалвой Бреусом.

Андрей Филиппов. Инсталляция «Над пропастью во ржи».Департамент орлов. Фонд культуры «Екатерина», 2015. Фото: ekaterina-foundation.ru

Поэтому неудивительно, что приз на этот раз достался Филиппову. Он принадлежит ко второму поколению московских концептуалистов, очень интенсивно работавших в 1980-х и 1990-х годах. Среди его конкурсантов были Елена Елагина и Игорь Макаревич – дуэт художников того же поколения и того же сообщества, работающий с той же тематикой и образной лексикой.

Генеральная линия творчества Филиппова основана на воображении русских геополитических мыслителей, которые с самых ранних веков и до наших дней изобрели несколько концепций для объяснения и легализации господства Московского Царства, Империи, а затем и СССР.Первой концепцией такого рода является «Москва как Третий Рим», сформулированная монахом XVI века Филофеем: «Два Рима пали. Третий стоит. И четвертого не будет». Эта идеологическая конструкция имела в долгосрочной перспективе множество последствий – от претензии Русского государства на господство над всем христианским миром, особенно территорией с преобладанием православных христиан, до апокалиптической позиции о том, что Россия – последняя крепость против пришествия антихриста.

Этот комплекс идей оказал влияние на российское общество на всех уровнях и позволил правящему классу не только окружить себя процессами националистического строительства, но и пресекать любые попытки укрепления прав и свобод человека, поддержания мракобесной атмосферы и ведения бесконечных войн с соседними странами. направленный на расширение режима во всех направлениях, особенно в символическом направлении Стамбула, что является недостижимой целью для всех русских правителей от великих князей до Иосифа Сталина.

Андрей Филиппов. Инсталляции «Собачья радость» и «Линия защиты». Департамент орлов. Фонд культуры «Екатерина», 2015. Фото: Елена Ищенко/aroundart.ru

Особо следует отметить, что в советский период не только демократическая оппозиция (диссиденты) противостояла существующему порядку вещей: этому гнету сопротивлялись и многие различные группы, угнетаемые правительством и партией. Иногда религиозные общины выступали против режима даже сильнее, чем другие, и их идеи широко распространялись среди всего протестного движения.Например, основатель одного из подпольных журналов Дмитрий Волчек свидетельствовал в статье, что члены радикальных христианских сект, не принявшие советских законов, которые они считали дьявольскими, активно сотрудничали с диссидентской прессой и антисоветскими демократическими группами.

Для Андрея Филиппова было крайне важно, что он не только художник и член неофициального культурного сообщества, но и православный христианин – это часть его личности, о которой он до сих пор постоянно упоминает.Объясняет, что он делает и почему. Его ранние работы были основаны на полуанаграмматическом трюке: он изменил официальный лозунг «Мир миру!» (по-русски: Miru – мир!) в «Рим в Рим!» (Риму – Рим!), что звучало довольно абсурдно, но ясно давало понять, в чем заключалась его преданность. Этот лозунг художник неоднократно воспроизводил в различных средствах массовой информации, начиная от своего первого баннера (1983 г.) и заканчивая шелкографией (1990 г.).

Два основных источника эстетики Филиппова: советская действительность, которую он иронически препарирует (хотя он утверждает, что это не критика и не сатира), и христианские образы и мифология государства, взятые из византийской и дореволюционной России.Так что в инсталляциях художника можно найти двуглавых орлов, серпы и молоты, Кремлевскую стену, советские пропагандистские СМИ, архитектуру собора, ангельские крылья, трубы Судного дня, отсылки к евангельским легендам и классической русской литературе. Есть также несколько отсылок к некоторым культурным фигурам, таким как Дж. Д. Сэлинджер, Дино Буззати и Марсель Бротарс, но они не столь центральны — Филиппов очень контекстуален, и его контекст, прежде всего, — это «русская духовная культура» XIX века.Это делает художника очень олдскульным с точки зрения идеологической подоплеки его работ.

Как и работы Вадима Захарова, Андрея Монастырского и некоторых других поздних концептуалистов московского арт-сообщества, инсталляции Филиппова очень «холодны» и эмоционально немы, но, в отличие от Захарова и Ко, не столь рационально обоснованы. Возможно, здесь играют роль религиозные взгляды Филипова. Формально его произведения очень близки к дизайну, но в творчестве Филиппова всегда есть разрыв между чистой красотой, интерьером и художественным повествованием.Также, в отличие от постмодернизма или русской/евразийской/советской/православной цивилизации, представленной в искусстве и литературе 1990-х и 2000-х годов (романы Павла Крусанова, Владимира Сорокина и Виктора Пелевина, произведения Тимура Новикова, «Лаборатории мерзлых недр», Бориса Орлова, Пепперштейна, Елагиной и Макаревич, славяне и татары), Андрей Филиппов не готов смешивать и сочетать друг с другом всевозможные образы. Его использование этих тем имеет свои пределы. И в отличие от крайне правых художников, работающих над теми же темами (вспомните, например, Беляева-Гинтовта), Филиппов не так одержим идеями, стоящими за этими образами.Он лично независим от этого опасного фона. Родившийся в 1959 году, Филиппов является умеренным консерватором, как и большинство представителей его поколения.

В прошлом году, когда премия Кандинского досталась Павлу Пепперштейну, среди откликов на выбор жюри была статья Софьи Кишковской в ​​The Art Newspaper под названием «Лауреат премии Кандинского поддержал аннексию Крыма Россией». Автор писал, что московский художник, проживший «большую часть последних 15 лет в Крыму», считал аннексию полуострова Россией добрым делом, поскольку это помогло предотвратить «кровавую баню и многочисленные смерти» и что население Крыма «мечтал вернуться в Россию».Обо всем этом говорилось в интервью, «опубликованном… всего через две недели после того, как президент Владимир Путин официально оформил аннексию [Крыма] на церемонии в Кремле». С публикацией этого обзора стало ясно, что с этого момента за каждым художником, удостоенным этой главной российской премии, будет внимательно следить за его взглядами на Крым, войну на востоке Украины и так далее.

Так что тот факт, что инсталляция Филиппова Колесо в голове , за которую он получил приз, содержит отсылки к Крыму, насторожит критиков.Произведение состоит из двух центральных объектов: вращающегося «колеса, которое одновременно является и буддийским молитвенным колесом, и corona lucis в православном храме на Афоне», как объясняет художник, и рабочего места морского офицера, включая карту Крым, немецкий пулемет времен Второй мировой войны и турецкая феска с российской фуражкой — все они отсылают к разным историческим слоям и трагическим коллизиям. По периферии инсталляции мы видим трубы Апокалипсиса, гравюры «Святой Руси», кубистический портрет флага и значки с имперским орлом на них.

Андрей Филиппов. Объекты с выставки «Rolling Blackout». Stella Art Foundation, 2012. Фото: Катерина Белоглазова/aroundart.ru

Каково здесь положение художников? Филиппов сказал, что он равнодушен к нынешнему времени, но довольно критично относится к 1990-м годам. Артист также добавил, что его отец, моряк, «очень тяжело переживал все, что происходило с Крымом в постсоветское время», под чем он подразумевает его статус в составе Украины.Филиппов пришел к выводу, что «возвращение Крыма было своего рода реабилитацией». Я думаю, что это самое распространенное отношение к аннексии Крыма в России – не ликование и не агрессивность, а скорее молчаливое, а иногда и фаталистическое согласие с волей власть имущих.

Время покажет, как этот консенсус будет поставлен под сомнение, но пока мы видим, что это настроение доминирует, выбор жюри премии Кандинского лишний раз это подтвердил.

Поделиться этой статьей:

|Вернуться к началу

Премия Кандинского | чтоделать новости

Чтобы получить награду, трое молодых людей, входящих в [Группу PG], вышли на сцену в лыжных масках, объявив себя московскими представителями сомалийских пиратов.«Будущее принадлежит людям в масках», — сказал один из членов группы ошеломленной публике. «Ваш образ жизни жирной кошки скоро закончится, и тогда вы все будете высоко подвешены». «Мы не шутим», — добавил он. В зале воцарилась тишина, за которой последовали кроткие аплодисменты.

— Джон Вароли, «Насмешки, приветствуем победителя Кандинского, художника Беляева-Гинтовта»

Кирилл Медведев
«Искусство вне политики, фашизм вне критики»: пикет Социалистического движения «Вперед» и «Что делать» на «Территории искусства»

10 декабря независимые критики, художники и активисты присоединились к участникам Социалистического движения «Вперед!» и Рабочей группы «Что делать» в пикете у Центра современного искусства «Винзавод».Причиной протеста стала фашизация современного искусства и арт-бизнеса, о чем свидетельствует выдвижение и присуждение премии Кандинского Алексею Беляеву-Гинтовту, так называемому стилисту Евразийской лиги молодежи.

Когда представители бомонда и арт-истеблишмента вышли из машин и вошли в зрительный зал, где проходила церемония награждения, они со смесью беспокойства, брезгливости и любопытства наблюдали группу из двадцати левых интернационалистов, державших знамя. , раздавая листовки вместе с новым номером газеты «Что делать » ( Когда художники борются вместе ), и выкрикивая такие лозунги, как «Искусство вне политики, фашизм вне критики!» «Кандинскому стыдно!» и «Пусть расцветает тысяча цветов: деньги, свастики, кресты!» «Ведущие» и гости церемонии награждения нервно высовывали головы из зала, люди делали снимки, а съемочная группа Первого канала записала импровизированный репортаж об акции, который, впрочем, вряд ли когда-нибудь попадет в эфир. .

Организаторы акции проявили тактическое благоразумие: они решили, что разгон пикета навредит их деловой репутации, и это позволило пикетчикам раздать как можно больше газет и листовок.

К знамени пикетчиков, на котором были изображены кресты-стрелы Евразийского движения, стилизованные свастики и лозунг «Кандинскому стыдно», потянулись двое VIP-гостей церемонии — головорезы из Евразийской лиги молодежи. После безуспешной попытки захватить знамя «евразийцы» вступили в политическую дискуссию с пикетчиками.Они требовали знать, насколько Беляев-Гинтовт и его товарищи-дугинцы были фашистами.

Чтение прямых цитат из манифестов Евразийской лиги молодежи и опубликованных работ Александра Дугина* на них, конечно, не произвело впечатления, и поэтому «евразийцы» возобновили борьбу за захват знамени. Завязалась долгая и довольно нелепая схватка. Время от времени евразийские воины кричали что-то вроде: «Он ударил меня!» и «Он выкручивает мне руку!» к охранникам. В конце концов помятые евразийцы подхватили знамя и удалились в зрительный зал, где вместе с другими почетными гостями отпраздновали блестящую победу евразийского «стилиста».Тем временем левые активисты продолжили свой пикет. Затем они покинули территорию Винзавода. Они ушли вовремя: у ворот арт-центра они столкнулись с отрядами милиционеров, спешивших на место происшествия. Читать далее →

Хаос современного искусства России

Анна Ильтнере


30.10.2012 

«Куратор скандала», «Куратор-супергерой» — вот лишь пара эпитетов, которые дали кандидату искусствоведения Андрею Ерофееву.В 2010 году Ерофеев предстал перед судом из-за двух художественных выставок, которые прошли в 2007 году — «Запретное искусство — 2006» в Музее Андрея Сахарова в Москве и «Соц-арт. Политическое искусство в России с 1972 года по настоящее время», которая прошла в выставочном зале Maison Rouge в Париже; он был немедленно уволен с работы в Государственной Третьяковской галерее. Избежав грозящего трехлетнего тюремного заключения, но получив штраф в размере 5000 долларов США, Ерофеев даже не близок к тому, чтобы покинуть комнату, известную как мир современного искусства России.Летом 2012 года в барселонском барселонском Arts Santa Monica прошла курируемая Ерофеевым выставка премии Кандинского в области современного искусства « В абсолютном беспорядке». Выставка представляла собой сборник работ финалистов национальной премии (сравнимой с британской премией Тернера) и охватила все годы с момента основания премии, то есть 2007 – 2012 годы. Дмитрий Гутов, Александр Бродский , Группа «Синие носы» , Олег Кулюк и Игорь Мухин — это лишь несколько имен, составивших немалое количество участников.


Работы Александра Косолапова 2001 года на выставке «Запретное искусство – 2006»

Расскажите мне о выставке Премии Кандинского, которая проходила в Барселоне. Была ли у него какая-то объединяющая концепция, помимо связи с наградой?

Я хотел собрать и подчеркнуть специфику современного искусства России – каковы его тенденции и особенности – а также выделить имена тех художников, которые оказали наибольшее влияние за последние пятнадцать лет.В итоге участников было очень много, хотя и было целое множество тех, кто остался «за чертой» — ведь, как известно, отбор должен был быть привязан к финалистам Премии Кандинского. Концепция выставки прорабатывалась не сразу, а постепенно; и я построил его вокруг тем хаоса и упадка. Не хаос в смысле взрыва, как какое-то нарушение структуры или порядка; а хаос как медленный процесс, происходящий повсеместно, в широких масштабах, неуправляемый и неудержимый.Кроме того, этот процесс бесконечно долог — медленный спад, который длится гораздо дольше, чем человеческая жизнь.


В абсолютном беспорядке. Барселона. Просмотры экспозиции . Фото: www.kandinsky-prize.ru

Итак, хаос — главная характеристика современного российского искусства?

Анализируя то, что было за последние десять-двадцать лет, а также свои общие впечатления от этих лет, я решил, что тот вид искусства, который господствует в России, можно охарактеризовать как бесперспективный – он не разыгрывает никаких утопий; и уж тем более отказывается от любых программ и проектов.А именно искусство, не имеющее рационального механизма самоконтроля. Художник предпочитает не доделывать творческую работу до конца. Он инициирует процесс, но после этого произведение искусства расползается, живет своей жизнью, а потом начинает гнить и разваливаться, и, как правило, попадает в мусорное ведро. Похожая участь постигла и многие работы — крупные инсталляции — потому что в большинстве случаев они уже никому не нужны. И я полагаю, что нормальный человек переносит такое состояние энтропии и коллапсирует очень плохо; потому что процесс, как я уже сказал, сродни медленной агонии, продолжающейся еще долго после смерти отдельного человека.Упадок характеризует не только материальный мир, но и природу, общественные отношения и политику, а также духовный мир. Вот почему выставка была спроектирована на трех уровнях: материалистическом, социальном и духовном. Обычный человек — с точки зрения политики — закрывает глаза на это болезненное состояние; делает вид, что не видит. Или наоборот – лихорадочно придумывает программы и иррациональные проекты. Можно сказать, что это происходит в России прямо сейчас: Сочи станет первым субтропическим городом, который примет зимние Олимпийские игры; на Дальнем Востоке России строится самый длинный в мире мост; а Москва утроится.Наших политиков бомбардируют всякими иррациональными проектами. Это своего рода месть; ответ на упадок государства и экономики.

Но как художник смотрит на это «болезненное состояние»?

Видите ли, художник, по-моему, смотрит на это с удивлением. Для него хаос больше похож на позитивную ситуацию, на которую он смотрит легкомысленно. В состоянии хаоса ему легче найти убежище и спокойно работать; для художника это состояние даже комфортное.Так что, можно сказать, разрушения на выставке хоть и было много, но не в том смысле, что были человеческие вопли, плач и прочие подобные эмоции.

По-прежнему важно подчеркнуть, что хаос — это не просто тема. Это и структура произведения. Творческая структура. Уже в процессе творчества художник отказался от проектного принципа, отказался от профессиональных ценностей, отказался от всего, что могло мешать ему жить и работать. И проводя свою жизнь в этом внепроектном состоянии, он создает вещи, структурно подобные друг другу.А именно, они в некотором роде открыты; они в движении. На мой взгляд, очень важно понимать, что этот вид искусства — это не только концепт — это не готовое произведение — это некая форма, которую начал художник, а затем она находится в движении сдача. Это важный параметр.


В абсолютном беспорядке. Барселона. Просмотры экспозиции . Фото: www.kandinsky-prize.ru

Как изображение хаоса в искусстве было проиллюстрировано на материальном уровне выставки?

Речь идет о жизни, происходящей на краю бездонной ямы.В произведениях искусства изображено выживание, а также обитание крохотного, домашнего уголка в этой атмосфере всеобщего развала. На материальном уровне выставки можно было увидеть изображение резиденции, домов, мирских и низкопробных материалов, но в эстетически положительном ключе. Художники попытались эстетически переосмыслить его, поменять минус на плюс. Не стыдиться того, что есть; не отворачиваясь с брезгливостью, как от дешевизны, что ли, – а показывая, что это просто так и что в нем есть свои интересности.Сюда могло бы поместиться практически что угодно, например, отлитая из металла скульптура, похожая на валяющуюся на дороге старую тряпку, то есть не выставленная на специальном постаменте. Часть посетителей поначалу определенно предположила, что это обычный мусор. На выставке были не только инсталляции, но и картины; например, панорамные картины со сценами разрушенных заводов или болот с упавшими деревьями. Но видно, что в какой-то момент художник уже не знал, как закончить произведение.Картина исчезает в том месте, где ее создатель осознал, что, продолжая, он ее только испортит. Значит, он не заканчивает картину. Заброшенная картина. Это характеризует этот материальный уровень – экзистенциальное состояние, полное путаницы.

Что было характерно для двух других частей выставки – посвященных общественным проблемам и духовной?

На социальном уровне происходили борьба, конфликты и восстания как за власть, так и против нее.Здесь принимала участие скандальная группа «Война ». Для меня крайне важно, чтобы художники не только участвовали в каком-то протестном движении, но и смотрели на него критически. На выставке можно было увидеть как картины, так и фотографии, довольно пугающе иллюстрирующие фигуры, участвовавшие в этих протестах и ​​манифестациях; это давало ощущение, что даже самим художникам было немного страшно смотреть. Социально-активное искусство в чем-то ангажировано, но безусловно беспартийно, что очень важно.То есть ее цель не в разжигании и раздувании социальной драмы. Я был бы более склонен сказать, что это описательно и критично, издалека.

Третий уровень выставки составили те художники, которые раскрывают себя, прежде всего, через языки религии и веры. Часть произведений искусства посвящена буддийской концепции пустоты; другая часть – с новым язычеством. А потом были работы, обращенные к христианству и исламу – исследования икон, фресок, их значения.Например, как в инсталляции Дмитрия Гутова из какой-то хаотичной массы металла вдруг возникает икона Богородицы. Конечно, в Москве такое не покажешь.

Каково это – работать в сфере искусства в таких условиях с табу, которые Россия (и тем более Москва) показывать не позволяет и даже отбывает за это наказание?

Есть такой термин, «отставка», а именно, когда нужно просто принять контекст.Нет смысла бороться; это то, что есть в данный момент времени. В данный момент вы ничего не можете с этим поделать. Однако это не мешает художнику думать о предметах, которые говорят с ним. Если нужно, он идет и работает в другом месте. И тогда есть вероятность, что в другом месте, в другом контексте, художник будет вдохновлен совершенно другими сюжетами.


Фото: aerofeev.ru

Что вы думаете о 2012 году в Москве, когда было своего рода восстание, а также репрессии, т.е.э., проявление авторитетной власти в деле Pussy Riot ? Как вы относитесь к возможным изменениям – пессимистичны или оптимистичны?

Понятно, что ситуация в стране безнадежно ухудшилась. Даже с точки зрения окончательных результатов премии Кандинского. В 2011 году приз получила группа Война . Но в 2012 году Pussy Riot даже не прошли в финал, хотя это были практически одни и те же люди; или тесно связаны, в любом случае.Это доказывает, что уродства возникли и внутри самого художественного мира, потому что он не только не поддерживает такое искусство, но даже больше не понимает его, потому что не признает его актом искусства.

Может быть, они напуганы?

Нет, все намного сложнее… потому что чего им бояться? Скорее, это нежелание прилагать усилия, вмешиваться – «обойдёмся». Можно сказать, что во избежание ненужных проблем лучше не вмешиваться.И это плохой знак, потому что это говорит о том, что эксперты уподобляются цензорам, как это было в советское время, когда искусство оценивалось по строгим параметрам. «Это обидело Путина? Тогда это нехорошее искусство». Если что-то подобное уже наблюдалось в медийной среде, то мир искусства еще держался. Не так давно не было проблем с пониманием искусства перформанса, а теперь, видите ли, это уже не считается каким-то искусством… Что-то подобное оказывает болезненное влияние на развитие искусства.


В абсолютном беспорядке. Барселона. Просмотры экспозиции . Фото: www.kandinsky-prize.ru

В каком смысле?

Провозглашая то, что признано искусством, а что нет, двери и музеев, и галерей закрываются перед целым «списком». Художники-изгои начинают переселяться в какие-то другие институции и своеобразные арт-пространства. Формируется параллельная культура – ​​как это было при советской власти. Такая тенденция появилась только в этом году, хотя пока еще очень слабо.Дело в том, что государство сейчас не готово к какому-то стремительному развороту. Потому что непонятно, в каком направлении он должен тогда измениться. Все сейчас набрасываются на Путина, но Путин на самом деле просто какая-то посредственная фигура; не то чтобы он теперь был каким-то императором, который все это придумал. Нет, вся ситуация выросла вокруг него. В каком-то смысле он жертва ситуации. И эта ситуация, конечно, многих беспокоит. Но никто не готов даже к серьезным переменам.Кто-то взял ипотеку, кто-то боится, что государство заберет все, что было приватизировано. Люди немного поселились; у них есть свой офис и тому подобное. У меня такое ощущение, что хоть кто-то и бунтует, по правде говоря, никто не готов кричать, что все, что сейчас существует, должно быть сломано, и что надо начинать заново. Страна еще не зашла так далеко. И именно поэтому начинает возвращаться так называемое «брежневское моральное разложение», а также параллельная культура, которая отшучивается и шутит – знаете, как раньше.И, на мой взгляд, это очень плохо, потому что это приведет к такому же варению в наших собственных соках. Во всей Европе куча проблем, а здесь, в России, мы начнем друг друга тыкать. Я думаю, что подъем неоальтернативного искусства сильно затормозит развитие единой культуры. Во-первых, он не будет таким ярким, как в 1960-х и 70-х годах; он, скорее всего, будет намного слабее. Во-вторых, это будет губительно для многообещающего таланта, который смог бы засиять на горизонте всего общества.

Какова задача искусствоведа в сегодняшней ситуации?

Прежде всего, критик должен описать ситуацию без излишества дипломатичности. Критик должен попытаться понять это, а затем расставить все точки над i и поставить крест на t. Моральный упадок, о котором я упоминал ранее, процветает из-за всей этой неопределенности. Вы упомянули страх. Но кто боится? И от кого? Неясно. В этом беспорядке все только ухудшается и раздувается; тогда как ясность дала бы людям возможность занять хоть какую-то позицию – согласиться или не согласиться.Такой ясности нет, и, по-моему, не только в России.

www.aerofeev.ru

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.