Меню Закрыть

Архитектор мельников работы – 14 знаменитых построек архитектора Константина Мельникова :: Городская недвижимость :: РБК Недвижимость

Содержание

Мельников Константин Степанович — биография архитектора, личная жизнь, фото, работы

Константин Мельников — классик русского архитектурного авангарда. По его проектам были созданы самые необычные здания Москвы: Клуб имени Русакова, гараж Госплана, здание конторы Ново-Сухаревского рынка, дом-мастерская самого архитектора. В 1930-е годы Мельникова критиковали за формализм, а в 1965-м ему присвоили степень доктора архитектуры без защиты диссертации.

Ученик Московского училища ваяния и зодчества

Константин Мельников родился в 1890 году в небольшом селе под Москвой. В девять лет его отдали в местную церковно-приходскую школу при Сельскохозяйственном институте. Уже тогда проявились художественные способности мальчика, поэтому после школы родители устроили его в иконописную мастерскую. Мельникову не нравилось писать иконы по строгим канонам, поэтому он проучился в мастерской меньше месяца и вернулся домой.

Константин Мельников при поступлении в Московское училище живописи, ваяния и зодчеств (МУЖВЗ). 1905. Фотография: wikipedia.org

Константин Мельников (второй справа) с семьей Владимира Чаплина (второй слева). 1904. Фотография: wikipedia.org

Константин Мельников в конце 1920-х годов. Фотография: wikipedia.org

Вскоре он устроился на работу в Торговый дом инженера Владимира Чаплина, который нанял для него учителя рисования. Через год работы и учебы Константин Мельников решил поступить в Московское училище ваяния и зодчества. Экзамены по художественным дисциплинам он сдал блестяще, но провалил русский язык. Весь следующий год Мельников усердно занимался с репетиторами — и в 1905 году был зачислен в училище.

«Мое имя стояло в числе 11 счастливчиков среди 270 претендентов. Конкуренты мои носили усы и даже бороду: возраст служения Искусству не ограничивался».

В общей сложности Константин Мельников учился 12 лет: первые пять лет он получал общее образование, четыре года изучал живопись и три года — архитектуру. В 1918 году Мельников получил диплом об окончании училища. В том же году в числе лучших выпускников он устроился в Архитектурно-планировочную мастерскую Строительного отдела Моссовета — первую советскую ассоциацию архитекторов. Вместе с другими зодчими Мельников создавал план перепланировки и реконструкции столицы «Новая Москва». Первыми работами молодого архитектора стали проекты зданий Бутырского района и Ходынского поля в стиле неоклассицизма.

Классик советского авангарда

Постепенно у Константина Мельникова стал появляться собственный стиль. Он отказался от старых, изживших себя архитектурных традиций и начал искать новые конструктивные решения и пространственные формы, иную эстетическую выразительность.

Павильон махорочного синдиката «Махорка». Фотография: realty.rbc.ru

Константин Мельников у винтовой лестницы «Махорки». 1923. Фотография: wikipedia.org

Саркофаг для Мавзолея В.И. Ленина. Фотография: realty.rbc.ru

В 1923 году на Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставке архитектор представил деревянный павильон махорочного синдиката. Концептуальное сооружение «Махорка» с открытой винтовой лестницей и большими окнами выделялось среди многочисленных выставочных построек. Это здание определило развитие авангардной архитектуры XX века и стало предтечей современных небоскребов.

«Я не собираюсь открывать законы, я не верю в их существование. Гений… преодолевает все, что останавливает обыкновенные умы. Меня не заботит, если я не точен к термину «новое», новое — то, что должно жить в веках; я легко беру задачу преподнести современности новое такое, которое для Архитектуры будет открытием».

В 1924 году Константин Мельников спроектировал первый саркофаг для временного мавзолея Владимира Ленина. Следующей крупной работой архитектора стал Ново-Сухаревский рынок. Мельников обустроил территорию рационально: продавцы получили постоянные места для торговли, а покупатели могли сразу увидеть товары целого ряда. Стихийно появившийся рынок преобразился в упорядоченную торговую площадь.

В этом же году советское правительство объявило конкурс на лучший проект павильона СССР для Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности в Париже. Власти придавали ей большое значение: это был первый выход страны на международную арену. Мельников предложил свой проект, и жюри признало его лучшим среди других работ. Павильон отвечал главному требованию конкурса — «резко отличался от всей существующей буржуазной архитектуры». Он представлял собой двухэтажную деревянную постройку со стеклянными стенами. Каркасное здание перерезала по диагонали открытая лестница на второй этаж, над ней было сооружено оригинальное перекрытие из перекрещивающихся деревянных плит. Эта постройка принесла Мельникову всемирную известность. Позже советский павильон много лет использовался в Париже как рабочий клуб.

«Золотая десятилетка» Мельникова

После выставки Мельников с семьей еще два года провел во Франции: по заказу парижской мэрии он спроектировал два гаража. Его заинтересовала система движения автомобилей при парковке, поэтому, вернувшись в Москву в 1927 году, он построил здесь гаражи — на Бахметьевской и Новорязанской улицах. Архитектор разработал «прямоточную систему» парковки. При ней машины ставили плотно друг к другу, что позволяло экономить пространство, но при этом они не мешали движению. Позже Мельников построил гараж для Всесоюзного акционерного общества «Интурист» и гараж Госплана СССР.

Дом культуры имени И.В. Русакова. Фотография: Bala-Kate / Фотобанк Лори

Гараж на Новорязанской. Фотография: Володина Ольга / Фотобанк Лори

Клуб обувной фабрики «Буревестник». Фотография: Moreorless / Wikipedia

В конце 1920-х архитектор получил от профсоюзов сразу несколько заказов на создание рабочих клубов. В клубе имени Ивана Русакова Мельников вынес зрительные балконы наружу так, что здание стало напоминать шестерню. Таким образом архитектор сэкономил внутреннее пространство, но сохранил функциональность помещения. В клубе обувной фабрики «Буревестник» все служебные комнаты он поместил в отдельную четырехэтажную башню в форме пятилистника. Всего по проектам Мельникова построили шесть клубов, все они отличались по форме, размеру и функциональности.

Задумки архитектора часто приходилось упрощать. Например, предполагалось, что в здании клуба «Буревестник» фойе первого этажа превратится в плавательный бассейн, но этот замысел не осуществили. Многие новаторские идеи архитектора вообще не удалось воплотить в жизнь: в стране не хватало средств, строительных материалов и квалифицированных рабочих. Некоторые творческие эксперименты так и остались проектами «бумажной архитектуры», опережающими технические возможности своего времени.

Параллельно с проектированием Мельников занимался педагогической деятельностью: он преподавал в Высших художественно-технических мастерских в Москве, а затем — в Высшем художественно-техническом институте в Ленинграде.

Доктор архитектуры без защиты диссертации

В 1927 году Константин Мельников начал работать над собственным домом-мастерской. Здание представляло собой два вписанных друг в друга цилиндра в виде знака бесконечности. Фасад украшали окна-шестиугольники. Внутри не было ни одной несущей опоры: зодчий разработал особый способ кирпичной кладки — в виде пчелиных сот и потолочные перекрытия без плит и балок. Через два года дом был достроен. Он стал последней крупной работой Мельникова.

Дом-мастерская Константина Мельникова. Фотография: Антон Воронков / Фотобанк Лори

Дом-мастерская Константина Мельникова. Фотография: realty.rbc.ru

Дом-мастерская Константина Мельникова. Фотография: Елена Коромыслова / Фотобанк Лори

В 1933 году на Триеннале декоративного искусства и архитектуры в Милане прошла персональная выставка Мельникова в числе лучших архитекторов мира. На Западе его считали выдающимся архитектором, а в СССР новаторские идеи не принимали и критиковали за «формализм». Позже Мельникова отстранили от работы в мастерской Моссовета и от преподавательской деятельности. В течение нескольких лет он не получал заказы, поэтому решил заняться живописью.

«Мне так казалось, весь мир лежит у моих ног, заказы в Париже, заказы в Москве… и вдруг все это рассеялось как дым. Свержение, отлучение, забвение, но может, все это и было дымом, ничего не значащим и совсем ненужным».

В 1949 году Константин Мельников впервые за долгое время получил работу: его пригласили преподавать архитектурные дисциплины в Саратовский автодорожный институт. В Саратове Мельников участвовал в нескольких конкурсах: он представил свои проекты интерьера Центрального универмага города, реконструкции площади имени Кирова, застройки поселка Вязовка Саратовской области. В тот же период он спроектировал памятник Семену Козаку, дважды Герою Советского Союза.

В 1951 году Мельникова перевели в Московский инженерно-строительный институт имени Куйбышева. Через год его утвердили в звании профессора. В 1958 году архитектор перешел во Всесоюзный заочный инженерно-строительный институт, где преподавал до конца жизни. В 1965 году Мельникову присвоили ученую степень доктора архитектуры без защиты диссертации, а в 1972 году — почетное звание заслуженного архитектора РСФСР.

В начале 1970-х годов здоровье Мельникова ухудшилось, в 1974 году он умер. Архитектора похоронили на Введенском кладбище.

Целую неделю будет отмечать 125 лет со дня рождения советского архитектора Музей имени А.В. Щусева.

Эксперименты молодых советских архитекторов.

Если человек искусства строит дом, в котором собирается жить сам, обычно выходит нечто интересное.

www.culture.ru

Константин Степанович Мельников — лучшие архитекторы москвы

Родился 3 августа 1890 в многодетной рабоче-крестьянской семье в Соломенной сторожке – глинобитном бараке, где жили рабочие и сторожа, недалеко от современного Петровско-Разумовского района . Отец Степан Илларионович Мельников служил десятником – старшим рабочим при Петровской лесной и земледельческой академии. Мать — крестьянка Елена Григорьевна Репкина вела патриархальное хозяйство семьи. Позднее семья переехала в деревню Лихоборы, где провел детство будущий великий архитектор.

Константин Мельников окончил четыре класса церковно-приходской школы в 1903 году и пошел учеником в иконописную мастерскую Прохорова в Марьиной Роще. Скоро родители приехали навестить его. Мальчик уехал с ними домой и больше в мастерскую не вернулся.

Он поступил в «мальчики» в строительную контору «В.Залесский и В. Чаплин». Ее совладелец Владимир Михайлович Чаплин, знаменитый теплотехник и инженер в первый же день попросил его нарисовать что-нибудь. Юный тринадцатилетний Константин весь день рисовал рельефную чугунную топку, за рисунок которой его похвалили. Чаплин нанял для него учителя рисования и помог подготовиться к поступлению в Московское училище живописи, ваяния и зодчества в 1905 г.

Константин Мельников блестяще выдержал экзамены по художественным дисциплинам, позднее он вспоминал: «Мое имя стояло в числе одиннадцати счастливчиков, среди 270 претендентов». Там он последовательно закончил общеобразовательное отделение в 1910 г., живописное в 1914 г. и архитектурное в 1917 г. по совету В.М.Чаплина.

Параллельно с учебой он принимал участие в строительных проектах – в 1916-1917 гг. выполнил фасады заводоуправления, кузнечного, литейного и прессового цехов для автомобильного завода АМО (сейчас завод ЗиЛ) по заданиям строительной конторы Чаплина и Залесского.

С 1918 года работал в проектных мастерских под руководством И.В. Жолтовского (главного мастера) и А.В. Щусева (старшего мастера) среди 12 других архитекторов.

Первым собственным заданием архитектора Константина Мельникова стал проект посёлка для служащих Алексеевской психиатрической больницы.

В 1920 году он становится профессором ВХУТЕМАС — Высших художественно-технических мастерских, где возглавил «Вторую мастерскую экспериментальной архитектуры», или «Новую академию».

В 1922-1923 год стал звездным для Константина Мельникова: проект квартала Показательных домов для рабочих по Серпуховской улице и проект Дворца труда принесли заказ на проектирование павильона для Всероссийской сельскохозяйственной выставки 1923 года. Этот павильон «Махорка», выстроенный в дереве, шокировал заказчиков, но был горячо поддержан главным архитектором выставки А.В. Щусевым.

В феврале 1924 года Мельников выиграл почетнейший конкурс для архитектора Советской России на право создания саркофага для временного мавзолея В.И.Ленина. Комиссия правительства под председательством Ф.Э. Дзержинского приняла его проект как самый лучший. Саркофаг был построен уже летом 1924 г. к открытию временного мавзолея. После постройки каменного мавзолея саркофаг перенесли в него, где он стоял до начала войны.

В этом же году Константин Мельников спроектировал и построил павильон СССР для Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности 1925 г. в Париже, что принесло ему всемирную известность. Советский павильон был повторно собран в Париже в 1926 г. и много лет использовался как рабочий клуб.

В 1926-1929 годах Константин Мельников строит большие гаражи для автобусов и грузовых автомобилей. Самый знаменитый среди них – Бахметьевский гараж. Каждая машина могла заехать или выехать передним ходом, не мешая остальным — расстановка машин пилообразными рядами называлась «прямоточной». В настоящее время Бахметьевский гараж отреставрирован и там находится центр современной культуры «Гараж».

В 1927–1929 годах им были спроектированы и построены: клуб фабрики имени Фрунзе, клубы имени И.В. Русакова, ул.Стромынка, 6, культуры химиков завода «Каучук» на ул. Плющиха, 64, клуб фабрики «Буревестник», 3-я Рыбинская ул., 17/1, клубы фабрики «Свобода», ул. Вятская, 41, и фарфоровой в подмосковном городе Ликино-Дулево. В этот же период он строит дом-мастерскую в Кривоарбатском переулке, 10.

Результатом его мировой славы и признания стала персональная триенале в Милане в 1933 г. На ней мировую архитектуру представляли признанные архитекторы Сант’ Эллиа — Италия, Ле Корбюзье, Юрс, Перре – Франция, Гропиус, Мис ван дер Роэ – Германия, Лоос, Гофман — Австрия, Дюдок – Голландия, Райт – США и Мельников – СССР.

При этом на собственную экспозицию на триенале ему поехать не дали и в СССР он не был востребован. Критики писали: «Многие работы архитектора К.С. Мельникова подвергались и подвергаются справедливой критике как проявление безыдейного новаторства, новаторства, превратившегося в самоцель, в трюкачество… Всякое беспочвенное, оторванное от реальности, индивидуалистическое фантазерство, искания чисто формалистического порядка решительно отвергаются нами».

1934-1936 гг. – возведены два гаража на Сущевском валу и Авиамоторной улице. Но Константин Мельников сделал только их фасады, сами здания созданы по типовой схеме.

Дальше критика его стиля усилилась. Он начал работать как художник и преподаватель.

В 1967 году Константину Мельникову присвоили ученую степень доктора архитектуры без защиты диссертации. В 1972 г. дали звание заслуженного архитектора России.

Последние годы жизни он уединенно жил в своем доме на Арбате. Константин Мельников умер в 84 года 28 ноября 1974 г. и похоронен на Введенском кладбище в Москве.

um.mos.ru

10 принципов архитектора от Константина Мельникова :: Статьи

Константин Мельников, прославившийся в 1920-е годы своими проектами не только в СССР, но и за рубежом, по его собственному утверждению, не любил много выступать на публике. Тем не менее, в прессе вышло немало интервью с архитектором и его личных заметок. Например, в разные годы в журнале «Архитектура СССР» публиковали такие труды Мельникова, как «Оформлением проекта», «Творческое самочувствие архитектора», «Развивать свою творческую линию». archspeech изучил тексты архитекторы и выбрал из них 10 правил, которые, на наш взгляд, могут пригодиться современным архитекторам.


Проект здания газеты «Ленинградская правда». 1924
 

1. Рисунок необязателен, а иногда и вреден


«В процессе моей работы мне лично не приходится пользоваться рисунками и всякого рода набросками. Я не только не чувствую в этом потребности, но прямо считаю это излишним и даже вредным. Рисунок мешает свободному маневрированию мыслей, навязывая графически реализованное решение, даже если оно отвергнуто сознанием. В особенности мне мешают рисунки в первоначальной стадии работы над проектом. Иное дело — всякие чисто технические, а не композиционные наброски. Те и полезны, и необходимы в работе архитектора».

2. Журналы и альбомы только мешают


«Мне никогда не приходилось изучать какие-нибудь альбомы, пособия или специально заглядываться на чужие сооружения. Настоящему архитектору это совершенно ненужно, даже в том случае, когда он и ориентируется на какие-либо определенные стилевые каноны».

3. Не всегда стоит точно следовать программе


«Архитектурное решение нередко видоизменяет несколько технико-экономические показатели зданий — и это по-своему закономерно. Когда я работал над Советским павильоном на Парижской выставке 1925 года, я выяснил, что будут экспонировать в павильоне, в каком количестве и т.п., и сделал подробные расчеты, но решения здания не находил. Потом, совершенно отвлекшись от подсказанных расчетами результатов, я неожиданно для самого себя получил искомое решение павильона. Оно даже до известной степени изменило мои первоначальные расчеты».


Разрез по зрительному залу Клуба им. Русакова. 1929
 

4. Будь подражателем, а не «подражателем»


«Существует такая степень насыщенности мастера культурой прошлых веков, при которой он совершенно непроизвольно, так сказать, органически функционируя, является подражателем стилевых традиций многих поколений. В этом квинтэссенция всякой культуры, и поэтому понятно, что любой мастер может узнать в себе „родственника“ какого-нибудь классика или даже близкого современника. Иное дело „подражатель“. Тот только механически копирует, создавая бледные отражения, немощные карикатуры на некогда им видено или изученное».

5. Необходимо участвовать во всех стадиях проекта


«Как представить себе будущее сооружение в натуре, чтобы решить, не нуждается ли оно в каких-либо изменениях и доделках? Сколь идеально бы ни был исполнен рисунок, он никогда не удовлетворит архитектора. Еще более слабое представление о натуре дает ему модель. Поэтому я считаю обязательным участие архитектора во всех стадиях конструктивной реализации его проекта».

6. Ключевую роль играет заказчик


«Абсолютно правильным будет сказать, что единственной гарантией от излишних переделок является полная продуманность заказчиком задания в целом и во всех его частях и тщательная работа над его решением».


Проект здания Наркомтяжпрома. 1934
 

7. Команда должна мыслить схожим образом


«Помощник архитектора может играть роль не только чисто технического сотрудника, но все же основные его задачи — разработка отдельных деталей, расчеты и т.п. Очень часто помощник, даже улучшая отдельные композиционные детали проекта, может извратить основной замысел архитектора. Требуется особая конгениальность помощника, для того чтобы обеспечить совместную творческую работу с архитектором».

8. Архитектор всему голова


«Я не боюсь прослыть еретиком, заявляя уже сейчас, что роль живописца и скульптора в композиционном оформлении сооружений несколько подчиненная. Архитектор обязан понять задание заказчика, найдя для него наиболее целесообразное архитектурное решение. Также обязаны художник и скульптор считаться с проектом архитектора, понять его, давая свое живописное или скульптурное оформление отдельным частям композиции».

9. Строитель строит, архитектор проектирует


«Знаю, что среди архитекторов существует такая точка зрения, по которой в области производства строительных материалов и конструкций нам должно быть отведено чуть ли не место руководящее. Я не уверен, что это правильная точка зрения. Сама строительная индустрия, исходя из экономических и технических возможностей и учитывая потребности нашего строительства, должна изготовлять и выпускать на рынок в массовом масштабе необходимые стандарты стройматериалов и конструкций. Архитектор должен только умело и художественно целесообразно их использовать».


Проект павильона СССР на ЭКСПО в Нью-Йорке. 1962

10. Достоинства здания определяют всего три критерия


«Привожу достаточно ясные и убедительные критерии для определения достоинств зданий. Во-первых, отвечает ли проект наибольшим удобствам технологического и функционального порядка. Во-вторых, характеризуется ли он прямыми экономическими достижениями композиционного приема, которые могут быть выявлены с точностью арифметических подсчетов. Наконец, третье — дает ли он выразительную, художественную форму сооружения».

Все материалы archspeech о Константине Мельникове


Проект музея архитектора от CITIZENSTUDIO

Онлайн-трансляция с экускурсии по постройкам архитектора

При подготовке публикации использованы материалы книг «Константин Степанович Мельников. Архитектура моей жизни. Творческая концепция. Творческая практика» (А.А. Стригалева, И.В. Коккинаки. Изд. Искусство, 1985, М.) и «Melnikov: Solo Architect in a Mass Society» (Frederick S. Starr. Princeton University Press, 1981).

Изображения © Музей аритектуры им. А.В. Щусева

archspeech.com

пять принципов архитектора • Имя • Дизайн • Интерьер+Дизайн

Архитектор Константин Мельников (3.08. 1890 — 28.11. 1974) — фактически единственный русский архитектор, к которому (в 43 года) пришла мировая слава вместе с персональной выставкой на Триеннале в Милане. В 1933 он оказался в одном ряду с Ле Корбюзье, Мисом ван дер Роэ, Лоосом, Райтом и другими основоположниками современной архитектуры.

По теме: Джо Понти: девять принципов архитектора

1. Функция-математика-форма. «Привожу достаточно ясные и убедительные критерии для определения достоинств зданий. Во-первых, отвечает ли проект наибольшим удобствам технологического и функционального порядка. Во-вторых, характеризуется ли он прямыми экономическими достижениями композиционного приема, которые могут быть выявлены с точностью арифметических подсчетов. Наконец, третье — дает ли он выразительную, художественную форму сооружения».

2. Рисунок вреден. «В процессе моей работы мне лично не приходится пользоваться рисунками и всякого рода набросками. Я не только не чувствую в этом потребности, но прямо считаю это излишним и даже вредным. Рисунок мешает свободному маневрированию мыслей, навязывая графически реализованное решение, даже если оно отвергнуто сознанием».

3. Не смотреть других. «Мне никогда не приходилось изучать какие-нибудь альбомы, пособия или специально заглядываться на чужие сооружения. Настоящему архитектору это совершенно не нужно, даже в том случае, когда он и ориентируется на какие-либо определенные стилевые каноны».

4. Не копировать. «…В этом квинтэссенция всякой культуры, и поэтому понятно, что любой мастер может узнать в себе «родственника» какого-нибудь классика или даже близкого современника. Иное дело «подражатель». Тот только механически копирует, создавая бледные отражения, немощные карикатуры на некогда им виденное или изученное».

5. Сопровождать проект до самого конца. «Как представить себе будущее сооружение в натуре, чтобы решить, не нуждается ли оно в каких-либо изменениях и доделках? Сколь идеально бы ни был исполнен рисунок, он никогда не удовлетворит архитектора. Еще более слабое представление о натуре дает ему модель. Поэтому я считаю обязательным участие архитектора во всех стадиях конструктивной реализации его проекта».

Павильон СССР для Всемирной выставки в Париже. 1925. Проект К. Мельникова.

Крестьянский сын, окончивший четыре класса церковно-приходской школы, Константин Мельников отлично рисовал, и владелец строительной фирмы, где он подрабатывал «мальчиком», Владимир Чаплин был настолько поражен его талантом, что нанял ему учителя, помог поступить в  училище живописи, ваяния и зодчества и далее поддерживал Мельникова вплоть до получения архитектурной профессии.

Параллельно с учебой Мельников принимал участие в строительных проектах: в 1916-1917 гг. выполнил фасады заводоуправления, цехов для завода АМО (ЗиЛ). Далее пошли павильоны и фабричные клубы, гаражи и конкурсные проекты для новой Страны Советов. 

Константин Мельников. Дом-мастерская в Кривоарбатском переулке, Москва. 1927–1929 гг.

На собственную экспозицию на миланской Триеннале ему поехать не дали: заказчика-монополиста, сталинское государство, перестало интересовать его «безыдейное новаторство». Архитектор по сути был отлучен от профессии (последняя постройка по его проекту датирована 1936 годом). Докторскую степень и звание заслуженного архитектора ему дали в конце 60-х — начале 70-х. 

Шестигранные вертикальные окна с разным рисунком переплетов в доме-мастерской К. Мельникова.

Убежищем и определенным спасением для Константина Мельникова стал его семейный дом — дом-мастерская в Кривоарбатском переулке, 10, построенный на собственные средства в 1927–1929 гг. Дом, который в плане имеет форму восьмерки или «бесконечности», нельзя отнести ни к одному из известных стилей. Конструкции стен и его перекрытий не только оригинальны, но и выполнены на уровне технических изобретений. Внутренняя система климат-контроля и особой акустики, освещенность и колористика — все составляющие проекта вплоть до деталей являют уникальный памятник мировой архитектуры.

www.interior.ru

Архитектор Константин Мельников: биография, реализованные архитектурные работы

Архитектор Константин Мельников — известный отечественный художник, считается одним из лидеров советского авангарда 20-30-х годов. В результате, именно он получил признание в качестве главного советского архитектора тех лет во всем мире. При этом в самом СССР его творческую концепцию нередко критиковали, обвиняя в формализме. В результате его фактически отлучили от профессии, свой последний проект он реализовал в 1936 году. В 1990 году ЮНЕСКО присоединилось к празднованию 100-летнего юбилея мастера. В настоящее время он считается одним из самых выдающихся российских архитекторов в XX веке.

Детство и юность

Архитектор Константин Мельников родился в Москве в 1890 году. Его отец был родом из Нижегородской губернии. Проходя срочную службу в Воскресенске, женился на крестьянке Елене Репкиной. Вскоре после свадьбы молодые переехали в Москву. Это была патриархальная и многодетная семья, в которой Константин стал третьи ребенком среди детей, оставшихся в живых.

Так как отец героя нашей статьи тяготился казенной службой, вскоре семья переехала в деревню, где все для него было намного привычнее. Они стали выращивать коров и продавать мясо в столице.

Первоначальное образование Мельников получил в церковно-приходской школе. С детства выделялся среди сверстников способностями к живописи и выдумкой.

В 1903 году родители отдали его в иконописную мастерскую в Марьиной роще. Но герой нашей статьи сильно скучал по дому и уже через неделю бросил учебу. Вскоре родители Мельникова познакомились с молочницей Авдотьей, которая часто бывала в доме известного инженера Владимира Чаплина. Так, Константина удалось устроить в торговый дом, который назывался «В. Залесский и В. Чаплин». В первый же день герой нашей статьи разрисовал чугунную топку, заслужив похвалу.

Получение профессии

В 1905 году Мельников со второго раза поступил в столичное училище ваяния и зодчества. Вступительный экзамен по художественным дисциплинам он сдавал без проблем, а вот заниматься русским языком пришлось дополнительно. Об этом заботится Чаплин, который оценил талант будущего архитектора. Фактически он ввел мальчика в свою семью.

Всего в училище он занимается 12 лет, получая общее образование, а затем осваивая живопись и архитектуру. Интересно, что сам он признавался, что архитектура была для него слишком скучной, но он все же поступил на архитектурное отделение по настоянию Чаплина.

Его первой самостоятельной работой становится проект вестибюля в римском стиле в разрезе. Будучи студентом училища, герой нашей статьи уже работает помощникам на различных стройках. Например, в качестве преддипломной работы разрабатывает фасады первого российского автомобильного завода АМО. Оканчивает училище в 1917 году.

С 1918 начинает работать в архитектурно-планировочной мастерской, в которую его приглашает известный архитектор и его преподаватель по училищу Иван Жолтковский. Это первая в Советском Союзе архитектурная артель под патронажем государства. Среди первых проектов план «Новой Москвы», жилье для рабочих, народные дома.

Первые заказы

Свой первый самостоятельный заказ архитектор Константин Мельников получил в 1918 году. Он разрабатывал проект поселка для сотрудников Алексеевской психиатрической больницы. Также разрабатывал проекты «Бутырского района», планировки Ходынского поля в рамках плана «Новая Москва», но большинство из них так и не были реализованы. Ранние работы были выполнены в стиле неоклассицизма.

В 1920 году архитектор Константин Мельников становится профессором Высших художественно-технических мастерских. В то время его привлекает концепция Ландовского, он даже вступает в Ассоциацию новых архитекторов.

Отказ от неоклассики

В начале 1920-х годов Константин Степанович Мельников отказывается от традиционалистских веяний, уходит от неоклассики, начиная создавать произведения в принципиально новом стиле. Его работы былы представлены на выставке в Москве в 1923 году. Павильон «Махорка» стал его первым проектом, реализованным в новаторском духе.

Заказчики предполагали построить одноэтажное сооружение, но Мельников предложил вместо этого сделать концептуальное здание с огромными плоскостями для рекламных плакатов, консольными свесами, открытой винтовой лестницей, прозрачным остеклением. При этом не использовать конструктивных опор.

Проект сильно отличался из всего, что было представлено на выставке, к тому же заказчики отнеслись к нему негативно. Но его поддержал главный архитектор Алексей Щусев, которому Мельников был благодарен до конца жизни, даже несмотря на некоторые разногласия в будущем.

В результате он стал самым молодым архитектором, которому достался заказ на формирование павильона. Правда, весьма незначительного. При работе над «Махоркой» Константин Мельников, биография которого приведена в этой статье, использовал принципиально новый подход, наметив архитектурно-конструктивные приемы, которые предопределили весь архитектурный облик столетия.

Саркофаг для вождя

В 1924 году Мельников получил предложение поучаствовать в проектировании саркофага для мавзолея Ленина. После смерти вождя встал вопрос об увековечивании его памяти. Над самим проектом работал Щусев.

Комиссия советского правительства, которой руководил Дзержинский, признала лучшим проект Мельникова. Автор намеренно отказался от формы гроба со стеклянным отверстием. По его задумке, саркофаг должен был быть весь из стекла и необычной геометрической формы. Ему поручили построить саркофаг за 10 дней.

Он выполнял свою функцию до 1941 году, когда тело Ленина было эвакуировано в Тюмень. Дальнейшая судьба саркофага неизвестна.

Порядок в торговле

Желание советский властей упорядочить торговлю привело к необходимости построить рынок на пустыре, образовавшемся в районе Большого Сухаревского переулка. Для Ново-Сухаревского рынка Мельников предложил принципиально новый проект, который был реализован к 1926 году.

По его задумке, на всей площади, отведенной под застройку, должны появиться однотипные торговые павильоны из дерева. От 4 до 12 блоков собирались в ряды. Благодаря такой планировке, перед каждым киоском появлялось свободное пространство. Такой проект позволил рационально использовать территорию, возвести павильоны в короткий срок, создать комфортные условия для покупателей и продавцов. Особенности проекта позволили покупателям сразу видеть весь представленный товар.

Рынок проработал до 1930 года. После, на этом месте появилась автодормехбаза. В настоящее время сохранилось сильно перестроенное здание конторы.

Работа Мельникова в Париже

В 1924 году Советский Союз получил предложение поучаствовать в Международной выставке промышленного и декоративного искусства, которая проходила в Париже. Был объявлен закрытый конкурс на проект павильонов СССР. Лучшим был признан проект Мельникова. В начале 1925 герой нашей статьи отправился во французскую столицу с женой и двумя детьми, чтобы начать строительство павильона.

Это была двухэтажная постройка из дерева. Наружные стены были преимущественно остеклены. На второй этаж вела открытая лестница, на которой было оригинальное перекрытие в виде наклонных деревянных плит, которые перекрещивались между собой. В Париже великий русский архитектор разработал проект по застройке участка для выставки Торгсектора. На этом месте появились небольшие торговые киоски, которые были пилообразно блокированы друг с другом.

Расцвет творчества

Исследователи считают «золотым периодом» творчества годы с 1927 по 1933. Автор представил много новаторских произведений, которые не укладывались в существующие направления и школы, но восхищали всех окружающих. Это были жилые дома, клубы и различные другие общественные здания. Они существенным образом изменили облик Москвы того времени.

Например, после успеха в Париже он получил заказ на парижский гараж в тысячу машин. Архитектор разработал два варианта: полупрозрачный, наполовину стеклянный куб и здание с консольно-подвесными конструкциями, поднятое над землей. Правда, во Франции реализовать задумки так и не удалось, но Мельников использовал идеи при строительстве гаражей в Москве.

В 1926 году герой нашей статьи выступил с предложением устроить прямоточную систему парковки автомобилей, которая позволила бы сократить помехи при заезде и выезде. Основываясь на этой системе, он спроектировал Бахметьевский гараж. Он был выполнен в форме параллелограмма с четырьмя различными фасадами. Такая система позволила разместить в этих гаражах 104 автобуса «Лейланд», сэкономить пространство. Например, при заезде и выезде с парковки автобус избегал лишнего маневрирования и движения задним ходом. Сам Бахметьевский гараж выполнен без перегородок по типу крытого манежа. Металлические конструкции для строения разрабатывал инженер Владимир Шухов.

В 1931 году Мельников участвует в реконструкции театра им. Пушкина. Сейчас это московский драматический театр, который и сегодня носит имя великого поэта. Здание находится по адресу Тверской бульвар, дом, 23. Проект Мельникова до наших дней дошел только частично.

В работе над театром им. Пушкина ему помогали братья Стенберги — Георгий и Владимир.

В 1929 году Мельников проектирует гараж «Интуриста». Фасад был выполнен в виде экрана, в центре которого практически непрерывно мелькали автомобили, проезжавшие по внутреннему пандусу в форме спирали. Правда, реализовать задумку гаража «Интуриста» удалось только частично и к 1934 году. Позже здание часто перестраивалось.

В 1936 году Мельников проектирует гараж Госплана. Он представляет собой одноэтажное здание, которое освещается с помощью круглого окна, выходящего на Авиамоторную улицу. В 1955 году сюда был переведен восьмой таксомоторный парк. Сейчас на базе гаража Госплана работает компания «Старое доброе такси». И этот гараж часто перестраивался, в 1997 году его отнесли к памятникам истории и культуры, приватизация которых была разрешена. Это самая поздняя постройка Мельникова, дошедшая до наших дней.

В опале

В конце 30-х годов реализовывать свои новаторские идеи Мельникову становится все труднее. Его все чаще подвергают критике, в советской архитектуре утверждается система, противоречащая его основным принципам.

В 1949 году героя нашей статьи отправляют преподавать в автодорожный институт в Саратове на кафедру архитектуры. Там он работает около двух лет, параллельно участвуя в конкурсах по проектированию универмага в Саратове, реконструкции площади Кирова, застройки поселка Вязовка. В это же время в селе Искорость на территории современной Украины устанавливают памятник дважды герою Советского Союза Семену Козаку, который становится его последним реализованным проектом. Как и многие другие работы, эта становится настоящей достопримечательностью. Константин Степанович Мельников по всем остальным проектам получает отказы.

В 1951 году его возвращают в Москву, в инженерно-строительный институт. Через год его утверждают в должности профессора. При этом герой нашей статьи не оставляет надежд продолжать строить новые здания. Он участвует в открытых конкурсах, проектирует монумент, посвященный 300-летию воссоединения России и Украины, Пантеон выдающихся деятелей государства. Но в то время в советской архитектуре господствовал неокадемизм, так что проекты Мельникова прошли практически незамеченными.

В 1958 году он переходит в заочный инженерно-строительный институт, где работает до самой своей смерти. Он преподает начертательную геометрию, архитектурное проектирование и графику. Тогда же он готовит проект столичного Дворца Советов. Данная работа вызывает настоящий протест среди отечественных архитекторов.

При этом былые заслуги Мельникова по-прежнему ценятся. В 1965 году ему присваивают степень доктора архитектуры. Исследователь его наследия Селим Хан-Магомедов, который делал доклад о творчестве героя нашей статьи на заседании ученого совета, отмечает, что для большинства присутствующих эта информация была нова, вызывала удивление, они по-другому начинали смотреть на архитектора.

В начале 70-х годов здоровье Мельникова ухудшается. Через несколько лет начинается обострение хронического лимфолейкоза, с которым он боролся много лет. В ноябре 1974 года он умирает в Москве в возрасте 84 лет.

Среди реализованных архитектурных работ несколько десятков проектов. Но стоит отметить, что примерно такое же количество задумок так и не были воплощены в жизнь.

До наших дней сохранился дом-мастерская Константина Мельникова, известный также как дом Мельникова. Это одноквартирное жилое здание, сооруженное в духе советского авангардизма. Его строительство продолжалось с 1927 по 1929 годы в Кривоарбатском переулке. Мельников спроектировал и построил его сам для себя и родных.

Считается, что этот дом стал вершиной его творчества. Он отличается уникальными новаторскими особенностями, неожиданными художественными образами, композиция получилась очень объемной, а планировка была детально продумана. Жилой особняк на одну квартиру в центре советской столицы стал по-настоящему уникальной постройкой для того времени. Сейчас в нем расположен музей Мельниковых и Щусева.

Стиль архитектора

Современные исследователи отмечают, что на протяжении многих лет работы Мельникова характеризовали в духе конструктивизма из-за однобокой популяризации авангарда. В действительности, его стиль относится к архитектурному рационализму.

Стоит отметить, что при известных чертах и внешнем сходстве его творчество находилось вне популярных в те годы архитектурных течений. Так, основной тезис Мельникова формулирует намного сложнее основу функционализма, которая гласит, что форма должна следовать за функцией. Мельников часто вкладывал одну и ту же функцию в совершенно различные объемно-пространственные формы, причем работая над сериями типовых зданий, например, над гаражами или клубами. Своей работой он неоднократно доказывал, что ценность для самой формы и архитектуры состоит в способности вмещать в себя самые различные функции. Например, форму цилиндра он использовал при проектировании собственного жилого дома, а также клуба, помещения для коммуны.

Помимо формы и функции, Мельников также активно применял в творчестве архитектурные конструкции. В проектах он выдвигал большое количество конструктивных новаторских решений. Это могли быть кинетические сооружения, так называемые «живые стены», консольные выносы, оригинальные несущие конструкции, некоторые из них удалось реализовать на практике.

При этом нужно подчеркнуть, что отношения с конструктивистами у него откровенно не складывались. Те его считали формалистом, из-за его стремления к художественно-образной выразительности архитектуры, а также ее динамичности и экспрессивности, которые многих раздражали.

В 20-30-е годы существовал только один профессиональный журнал, который назывался «Современная архитектура». За все время в нем ни разу не был упомянут Мельников, хотя как раз эти годы пришлись на расцвет его творчества, реализовывались масштабные проекты, которые коренным образом изменяли внешний вид столицы. Также Мельникова никогда не приглашались на выставки, организаторами которых выступали члены Объединения современных архитекторов. В упор не замечаемый коллегами при жизни, после смерти герой нашей статьи стал одним из самых значимых российских архитекторов в XX веке.

fb.ru

Константин Мельников

30.08.2016

Архитектура XX столетия невозможна без упоминания Константина Мельникова, советского архитектора, воплотившего новаторские архитектурные идеи в жизнь. В 1930-е годы Мельников получил мировое признание как «великий русский архитектор» современности. Действительно 1920-е, начало 1930-х стали пиком творческой карьеры архитектора. Без преувеличения можно сказать, что Москва 1920-х годов – город Константина Мельникова. Он преобразовывал Москву, внося новизну и веяния современности.

Талант к рисованию у будущего архитектора проявился еще в детстве.
Увидев художественные способности сына, родители отдали юношу в иконописную мастерскую Прохорова в Марьиной роще. Мельников продолжил обучение в Московском училище ваяния и зодчества, в котором проучился в общей сложности 12 лет.
В 1918 году получил диплом и по приглашению И. В. Жолтовского, который был его учителем на отделении архитектуры в училище, поступает в Архитектурно-планировочную мастерскую Строительного отдела Моссовета.

Первой работой Мельникова по реальному заказу стал проект посёлка для работников Алексеевской психиатрической больницы.
Ранние проекты архитектор выполнял в стиле неоклассицизма, однако, вскоре отказывается от неоклассики и создает проекты в новом стиле.


Павильон «Махорка» стал первой реализованной постройкой архитектора и одной из первых построек советского авангарда. Проект выставочного павильона Всероссийского махорочного синдиката был подготовлен для Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставки, проводившейся в 1923 году. Проект «Махорки» был встречен негативно заказчиками, но Мельникова поддержал архитектор выставки А. В. Щусев. В «Махорке» Мельников применил новый подход к художественному образу выставочного павильона, который был развит в павильоне на Международной выставке декоративных и прикладных искусств в Париже 1925 года.

В 1924 года после установления дипломатических отношений между СССР и Францией, Советский Союз пригласили участвовать в Международной выставке современных декоративных и промышленных искусств в Париже. Был объявлен закрытый конкурс на проект павильона, в котором выиграл Константин Мельников. В 1925 году начинаются работы по строительству советского павильона. К выставке был привлечен А. М. Родченко для осуществления интерьера «Рабочего клуба» и оформления советской экспозиции. Павильон по проекту Родченко был выкрашен красным, серым и белым цветами.

Павильон представлял собой лёгкую каркасную двухэтажную постройку, выполненную из дерева. Большая часть площади наружных стен павильона была остеклена. Прямоугольное в плане здание перерезалось по диагонали ведущей на второй этаж открытой лестницей, над которой было сооружено оригинальное перекрытие в виде наклонных перекрещивающихся деревянных плит. Справа от лестницы была сооружена вышка-мачта, увенчанная серпом и молотом и буквами СССР.

Основные архитектурные особенности автор проекта определил так: объёмы сдвинуты с опор, у открытой наружной лестницы ступени-консоли, односкатная стремительность кровель, прозрачность углового остекления.


После выставки павильон был снесён.
В Париже павильон Советского Союза вызвал сенсацию. Мнения профессионалов — от внимательного интереса до полного восторга. «Советский павильон — это единственный на всей выставке, который стоит смотреть» — говорил французский архитектор Ле Корбюзье. «Мода на Мельникова докатилась до самых широких слоев падких на любую новинку парижан, стала приметой времени и молвой улицы: случайная прохожая называет своему спутнику самые острые на её взгляд признаки современности — футбол, джаз, павильон, выстроенный Мельниковым…» — пишет Илья Эренбург.

В Париже Мельников получает заказ от мэрии на гараж вместимостью в тысячу машин, однако, проект не был реализован.
По возвращении в СССР архитектор на десятилетие погружается в интенсивную работу: ему делают заказы на крупные гаражи, профсоюзные клубы, общественные и жилые здания.

Отличительной особенностью всех этих сооружений является полная раскованность и свобода, все его здания оригинальны, при этом их автор не в одном из них ни разу не повторяется, не вписываясь ни в один стиль.

Бахметьевский гараж, фото 1920-х годов

В 2001 году здание передано в пользование Московской Марьино-рощинской Еврейской общине. 12 июня 2008 года в здании Бахметьевского гаража был открыт Центр современной культуры «Гараж».

Гараж Интуриста на Сущевском валу в Москве, построено в 1934 году.

В 20—30-е годы XX века в СССР началось активное клубное строительство. В Москве и области Мельников спроектировал 6 клубов, для которых характерны следующие черты: гибкая система залов, которая предполагала возможность объединения и разделения помещений мобильными перегородками и активное использование наружных лестниц, что позволяло сэкономить внутреннее пространство учреждений культуры.

Дом культуры им. И. В. Русакова, построен в 1929 году. С 1996 года в здании находится Театр Виктора Виктюка.

Дом культуры им. И. В. Русакова после реставрации.

В конце 1920-х Мельников берется за строительство собственного дома в Кривоарбатском переулке в Москве. Дом-мастерская является вершиной творчества архитектора, отличается новаторскими конструктивными особенностями и продуманной функциональной планировкой.


С 1930-х годов в советской архитектуре устанавливается «Сталинский ампир», и Мельникову становится труднее реализовывать новаторские идеи в архитектуре — его проекты часто критикуются.
Помимо проектирования Мельников вел активную преподавательскую деятельность во ВХУТЕМАСе (1921—1925) и ВХУТЕИНе (1927—1929). В 1949 году его назначили преподавателем в Саратовский автодорожный институт, где он проработал около 2 лет.
В Саратовский период жизни Мельников участвует в конкурсах и получает право осуществить несколько проектов (реконструкция площади им. Кирова в Саратове, проект интерьеров Центрального универмага в Саратове).

Несомненно, что Мельников мог построить больше проектов, но уже не вписывался в строгие каноны архитектурной мысли СССР. То, что построил архитектор, восхищает оригинальностью форм и нестандартным решением пространственных композиций.

В статье использованы материалы: К. С. Мельников «Архитектура моей жизни. Творческая концепция. Творческая практика», М., Искусство, 1985; Илья Эренбург, «Лето 1925 года», М., 1926.

www.special-style.ru

Архитектор Мельников Константин Степанович | Достопримечательности Москвы

 

Архитектор Константин Степанович Мельников родился в 1890 году в городе Москве. Детские годы провел в деревеньке Лихоборы, куда переехала на жительство их небогатая семья.

 

В 1903 году юноша закончил 4 класса в тогдашней церковно-приходской школе и поступил на работу в иконописную мастерскую в Марьиной Роще, принадлежавшую некоему Прохорову. Спустя короткое время приехавшие навестить его родители забрали ребенка домой.

 

Следующее место работы — строительная контора «В. Залесский и В. Чаплин», куда Мельников был принят в качестве «мальчика».

 

Огромную роль в становлении будущего архитектора сыграл один из хозяев этой компании — талантливый теплотехник и инженер Владимир Михайлович Чаплин, который в первый же день поручил мальчонке выполнить любой рисунок. Константин, недолго думая, нарисовал чугунную топку.

 

Работа Чаплину понравилась, после чего он нанимает для тринадцатилетнего юноши учителя рисования и начинает готовить его к поступлению в «Московское училище живописи, ваяния и зодчества», в которое тот был принят в 1905 году в числе одиннадцати счастливчиков из 270 претендентов.

 

По совету Владимира Михайловича Константин Мельников отучился сначала на общеобразовательном отделении, а потом на живописном и архитектурном, закончив курсы в 1910, 1914 и 1917 годах, соответственно.

 

Будучи студентом, молодой человек занимался и практической работой, приняв участие в разработке проектов корпусов автозавода АМО (в последующем — ЗиЛ) по заданию конторы своего наставника — Владимира Михайловича Чаплина.

 

 

В 1920 году зодчий становится профессором учебного заведения ВХУТЕМАС, где возглавил так называемую «Новую академию» — «Вторую мастерскую экспериментальной архитектуры».

 

Период с 1922 по 1923 годы принес Мельникову большой успех, благодаря созданным им проектам Показательных домов по Серпуховской улице и Дворца труда, после чего ему доверили проектирование павильона «Махорка» для Всероссийской сельхозвыставки 1923 года. Исполнение деревянного строения вызвало шок у заказчиков, но получило высокую оценку от главного архитектора — Алексея Щусева.

 

В феврале 1924 года Константин Степанович выиграл конкурс на устройство саркофага для мавзолея Ленина. Его проект посчитали лучшим члены правительственной комиссий во главе с Феликсом Эдмундовичем Дзержинским. Это творение Мельникова из временного мавзолея затем перенесли в капитальный, где он простоял вплоть до начала Отечественной войны.

 

В том же 1924 году архитектор спроектировал павильон СССР, размещенный в 1925 на Парижской Международной выставке, что принесло ему мировую славу.

 

В период с 1926 по 1929 годы К.С. Мельников задействован на строительстве автогаражей, самым известным из которых является Бахметьевский автобусный.

 

Практически в это же время архитектор спроектировал и ряд зданий культурного назначения — фабричные клубы и дворцы культуры, как в Москве, так и в Подмосковье. Тогда же им был построен и знаменитый собственный дом в Кривоарбатском переулке.

 

Подтверждением признания его работ международным архитектурным сообществом является включение архитектора Мельникова в число признанных зодчих, приглашенных на триенале в 1933 году в город Милан. Среди участников были итальянец Сант Эллиа, французы Корбюзье и Перре, немцы Гропиус и Роэ, австриец Гофман, голландец Дюдок и американец Райт.

 

К сожалению, выехать для представления личной экспозиции Константину Степановичу не дали. Уже тогда на него обрушился вал критики. Его обвиняли в безыдейности, индивидуалистическом фантазерстве, трюкачестве, оторванности от реальности и прочих грехах.

 

После всех нападок архитектору Константину Мельникову пришлось отойти от любимого дела и заняться преподаванием и живописью.

 

Признание пришло лишь в 1967 году, когда зодчему присвоили звание доктора архитектуры, причем, без защиты обязательной в таких случаях диссертации. В 1972 году ему присуждают звание «Заслуженный архитектор России».

 

 

Дома и здания работы архитектора Мельникова К.С. в Москве:

  • Бахметьевский автобусный парк по улице Образцова, 19А
  • Автомобильный гараж по улице Новорязанская, 27
  • Собственный дом-мастерская в Кривоарбатском переулке, 10
  • Строения парка Горького на Крымском Валу, 9
  • ДК имени И.В. Русакова по улице Стромынка, 6
  • Клуб завода имени М.Ф. Фрунзе и столовая при нем на Бережковской набережной, 28
  • ДК завода «Каучук» и столовая при нем по улице Плющиха, 64
  • Клуб фабрики «Свобода» по улице Вятская, 41
  • Клуб фабрики «Буревестник на 3-й Рыбинской улице, 17
  • Реконструкция драмтеатра им. А.С. Пушкина на Тверском бульваре, 23
  • Гараж ВАО «Интурист» по улице Сущевский Вал, 33
  • Гараж «Госплана» по улице Авиамоторная, 63

 

 

 

 

 

 

progulkipomoskve.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о