Меню Закрыть

Ценность искусства – , , —

Искусство как ценность

При всей неопределенности понимания категории ценности в истории философии несомненно одно: научная необходимость в этой категории возникает тогда, когда встает вопрос о личности и окружающей ее материальной и духовной среде, а шире — о соотношении деятельности субъекта (будь то личность, группа, класс, нация) и тех объективных условий, в которых он действует.

Подчеркивая в данном случае научный характер заинтересованности в проблеме ценности, мы хотим указать на ее коренную противоположность тем реакционным идеологическим целям («опровержение» материалистического понимания истории), которые ставили при разработке этой проблемы неокантианцы и их последователи.

Решая проблему субъект—объект, можно идти от второго к первому и, наоборот, от первого ко второму. Если анализ ведется на основе диалектико-материалистической методологии, то движение от объекта к субъекту означает рассмотрение субъективного как отражения объективного, а в качестве критерия правильности этого отражения выступает степень его соответствия отражаемому. Это — научный подход.

Нам кажется, что среди мнений, высказываемых по этому поводу в буржуазной аксиологии, наиболее близка к истине точка зрения, сформулированная Дж. Эллисом: «Для того чтобы объект имел ценность, необходимо соотнести его с чем-либо отличным от него самого. Ценность должна включать в себя как того, кто оценивает, так и то, что оценивается; интересно отметить что теории «объективистов» и «субъективистов» имеют дело лишь с одним из этих двух компонентов и никакая из этих теорий — с тем и другим» (J. М. Ellis. Great art. A study in meaning. «British journal of aesthetics», 1963, vol. 3, № 2, p. 166).

При движении же от субъекта к объекту во главу угла ставится уже не само отражение, а реакция субъекта на отражаемое и, следовательно, степень соответствия объекта потребностям, интересам и целям субъекта. Это — ценностный подход.

Таким образом, нет особого «мира ценностей» — одни и те же объекты могут быть предметами и научного и ценностного подходов. Нет принципиальной противоположности научного и ценностного восприятия объекта, — это противоположность образуется лишь тогда, когда потребности, интересы, цели субъекта противоречат объективной сущности воспринимаемого. Нет необходимости противопоставлять ценностный и научный подходы, ибо познание предшествует и помогает правильной оценке, а последняя выступает как неизбежный компонент всякого отражения, поскольку субъект — не зеркало, не бесстрастный фиксатор происходящего, а живое, творческое, созидающее начало.

Из всего этого следует, что когда мы ставим вопрос об искусстве как ценности, то имеем в виду не какой-то особый «ценностный анализ» искусства, а научное исследование одного из его аспектов. Конкретно рассмотрение искусства как ценности означает, что художественное произведение анализируется не само по себе, а в его взаимодействии с субъектом, для которого оно предназначено, через призму этого взаимодействия, как диалектическое единство объективно существующего эстетического материала и его зрительской, читательской, слушательской интерпретации.

Вносит ли такая постановка проблемы что-либо новое в изучение художественной культуры? Нам кажется, что да. И прежде всего потому, что по мере повышения эстетического развития народа, как главного потребителя искусства, повышения и утончения эстетических вкусов масс увеличивается роль субъективного фактора в восприятии художественных произведений. Искусство все в большей мере становится результатом творческой деятельности не только художника — создателя произведения, но и читателя, зрителя, слушателя. И это вполне закономерно, ибо искусство отнюдь не отделено какой-то китайской стеной от массового эстетического сознания, а является его непосредственным продолжением и развитием.

Эстетическое сознание представляет собой совокупность эстетических идеалов, чувств, вкусов людей, сложившихся в их воображении моделей, стереотипов прекрасного и безобразного. Как и всякая другая форма сознания, эстетическое сознание есть единство общего, особенного (группового) и индивидуального, и, как во всякой другой форме сознания, в нем наряду с гармонией этих трех моментов могут иметь место и противоречия между ними. Достаточно сказать, что индивидуальное эстетическое сознание даже при социализме далеко не всегда находится на уровне общесоциальных идеалов и вкусов, поэтому критерий народности, особенно при оценке сложных эстетических явлений, может не совпадать с критерием массовости.

Об этом говорят, в частности, интересные исследования восприятия киноискусства зрителем, проведенные В. Н. Сорокиной. По полученным ею данным, в некоторых профессиональных и возрастных группах в числе лучших советских фильмов указывался весьма примитивный в художественном отношении фильм «Человек-амфибия», а при оценке иностранных фильмов — «Великолепная семерка», «Любовь в Симле» и «Рапсодия» оттеснили на второй план «Двенадцать разгневанных мужчин», «Рим в 11 часов» и «Чайки умирают в гавани» («Философские науки», 1965, № 3, стр. 71—79).

Эстетическое сознание не сводится только к отражению эстетических сторон действительности: оно обладает большим творческим потенциалом и формирует у человека устойчивую потребность к творчеству. Поэтому эстетическое восприятие не тождественно чистому созерцанию. Оно является скорее эстетическим самоутверждением личности в окружающем мире. Этим отнюдь не перечеркивается самая возможность эстетического созерцания, т. е. того, что можно назвать пассивным впитыванием исходящей от объекта «эстетической информации». Данный тип восприятия несомненно играет свою роль как в индивидуальном, так и в общесоциальном эстетическом опыте. Однако в наиболее развитом виде эстетическое восприятие — это не просто отражательный, но и созидательный акт, предполагающий привнесение субъективного момента в воспринимаемый объект.

Конечно, красотой природы можно наслаждаться и просто созерцая ее. Но наибольшей силы это наслаждение достигает тогда, когда явления природы воспринимаются не только сами по себе, но и как образы, несущие определенное идейно-эмоциональное содержание, как олицетворение дорогих и близких человеку нравственных ценностей или же его собственного психического состояния. Именно идейные и эмоциональные мотивы лежат, например, в основе эстетического предпочтения пейзажей родной страны всем другим — вплоть до самых совершенных с точки зрения формальных критериев — пейзажам. Многочисленные ассоциации связывают в эстетическом восприятии объективно существующие и безразличные к человеку предметы и явления природы с самыми интимными сторонами его внутреннего мира, самыми сокровенными движениями его души. Как метко и тонко сказал Симон Чиковани:

Всему дана двойная честь
быть тем и тем:
предмет бывает
тем, что он в самом деле есть
и тем, что он напоминает.
(Пер. Беллы Ахмадулиной)

Эта ассоциативность эстетического восприятия и есть то семя, из которого вырастает большое искусство.

Вот что писал об этом Г. В. Плеханов: «Я считаю себя вправе утверждать, что ощущения, вызываемые известными сочетаниями цветов или формой предметов, даже у первобытных народов ассоциируются с весьма сложными идеями, и что по крайней мере многие из таких форм и сочетаний кажутся им красивыми только благодаря такой ассоциации» (Избранные философские произведения, т. V, М., 1953, стр. 291—292).

Сама ассоциация выступает здесь как способ утверждения воспринимающим своего эстетического идеала, его обнаружения специфически художественными средствами. Достаточно вспомнить, например, как преломлялось в эстетическом сознании передового русского общества такое чисто природное явление, как буря, начиная от «Нелюдимо наше море» Н. Языкова и кончая «Буревестником» М. Горького.

Итак, уже в восприятии природы эстетическая потребность выступает не только как стремление к созерцанию, но и как стремление к выражению человеком своего эстетическ

investobserver.info

Ценность в искусстве

Я предлагаю небольшой обзор художественных ценностей. Однако, поскольку вероятно существуют люди, имеющие в отличие от меня более независимые взгляды, должен предупредить, что некоторые из приведённых примеров не отвечают не только их безупречному вкусу, но даже и моему. Кроме того, я прошу их отнестись к написанному с юмором.

Признаюсь, я не знаю, как следует воспринимать то или иное произведение, пока кто-нибудь мне не скажет. А нравится оно мне или нет, не является для меня критерием художественной ценности. Как я понимаю, именно поэтому художники, а тем более искусствоведы и критики, постоянно растолковывают, как следует воспринимать искусство и какова его ценность. За что я лично им очень благодарен. Они научили меня любить и ценить искусство.

1. Кич.

Есть множество людей, которые вопреки всем разъяснениям все таки считают художественно ценным именно то, что нравится им, а не каким нибудь искусствоведам. Художник, который найдёт дорогу к их сердцам, несомненно доберётся и до их кошелька, особенно если не станет запрашивать много. Вероятно самым успешным в этой области из живущих художников является некто Томас Кинкейд, продавший более 10 миллионов подписанных картин и литографий, всего на 53 миллиона долларов. Собственно, он владеет художественной корпорацией, акции которой можно купить на бирже, и его личной кисти принадлежит часто только подпись. Ну удивительно, что по сообщению пресс-службы фирмы, произведения Кинкейда можно встретить в каждом двадцатом американском доме.

2. Подделка.

Факт, что существуют художники, чьё творчество признано искусствоведами художественно ценным, безоговорочен. Однако, то, что может один, почти всегда может и кто-нибудь другой. Как ни обидно для этого «другого» работать под чужим именем, подделка произведений искусства имеет древнюю и славную историю. Один из последних случаев – Джон Майят (художник), в который между 1986 и 1996 годами произвёл более 200 картин разных художников и в сотрудничестве с Джоном Древе (агент) продал их разным музеям и галереям. При этом Древе удавалось подделывать записи в картотеках, каталогах и архивах, создавая подделкам безупречную историю происхождения. Нечего и говорить, что произведения Майята раз за разом обманывали экспертов и искусствоведов, а лопнуло все из-за того, что Древе при подделке документов использовал свою домашнюю печатающую машинку.

По разным оценкам, подделки составляют до 10% художественного фонда музеев и частных коллекций. А в некоторых областях дело доходит до скандальных величин. Скажем, по оценкам израильских специалистов, количество подделок археологических находок в Святой Земле доходит до 30%.

3. Скандал.

Ценность искусства тем выше, чем больше внимания оно привлекает. Что ж, в деле привлечения внимания имеются свои мастера. Мало что привлекает столько внимания, как хороший скандал. Впрочем, скандал скандалу тоже рознь.

Одно дело, когда некто Пьеро Манцони в 1961 году не мудрствуя лукаво наполняет банки продуктами собственного пищеварения (предварительно озаботившись удалением запаха разумеется) и, о чудо, они находят спрос по 3000 долларов за банку. Конечно он подробно разъяснил смысл своей художественной акции, но я не стану здесь его приводить.
Другое же дело, когда некто Крис Офили представляет для открывшейся в 1999 году выставки в Нью-Йорке такой образ мадонны, что мэру города пришлось выставку прикрыть, не столько из-за необычности художественного решения, сколько из-за, мягко говоря, необычности использованных художественных материалов.

4. Неудача.

Рассказ не был бы полным без упоминания неудач. Иногда, несмотря ни на какие старания художников и искусствоведов, находятся невежды, неспособные постичь ценность подлинного искусства. Рекордсменом по непониманию является, вероятно, Йозеф Бойс. Сначала какие-то деятели, достаточно влиятельные, что бы устроить вечеринку в музее, перепутали превращённую Бойсом с помощью жира и ветоши в произведение искусства и выставленную в музее детскую ванну с обычной ванной, вымыли её (от чего, разумеется, теряется всяческая художественная ценность) и использовали для охлаждения пива. Потом уборщица в Академии Художеств убрала своей тряпкой другую, опять же выполненную из масла размазанного по стенке и очевидно не огороженную и не снабжённую табличкой, инсталляцию мастера, которую он выполнил в углу одного из залов к визиту заместителя Далай Ламы (на фото сверху). Впрочем, наследники Бойса (он сам к тому времени умер) получили с Академии (хорошо хоть не с уборщицы) 40.000 компенсации за утрату невосполнимого произведения искусства.

Впрочем, не всегда помогают и таблички. Выставленное в музее современного искусства в Лондоне (и по ныне, сколько я знаю) произведение Марселя Дюшампа, несмотря на все таблички минимум дважды было принято какими то невеждами за обычный писсуар и использовано ими по доступному их пониманию назначению.

Или вот, пожалуйста, история Стефана Боненбергера (Stefan Bohnenberger). В 1990 году он создал произведение искусства род названием Pommes d’Or, которое состояло из 2 штук картофеля фри. Он выставил его на продажу в некоей галерее по цене 2500 евро, но в 2012, вероятно из-за отсутствия спроса на картошку фри по цене 1250 евро за штуку, он потребовал свое творение обратно. Однако галерея не смогла его найти (предполагается, что его мог съесть какой-то посетитель, не разбирающийся в искусстве). Тогда художник подал в суд на возмещение ущерба и суд постановил, что да, картошка фри может быть произведением искусства, если люди согласны её таковым считать и присудил галерею выплатить 2000 плюс судебные издержки.

http://fishki.net/1790972-cennost-v-iskusstve.html?mode=rece…

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

art.mirtesen.ru

О художественной ценности как таковой: betelgeise_7 — LiveJournal

 

                                                                       
                                                                        John Currin. Nude on a table. 2001
Нигде не нашла определения ХЦ. Ни в одном словаре или энцикопедии. Буду благодарна за ссылку, а то приходится самой…….

Ценность художественного произведения(художественная ценность, ХЦ) – это способность, свойства, позволяющие  худ. оформленному предмету функционировать в качестве эстетически ценной вещи в самых разных видах общественной среды,

Худ.ценность – это набор свойств, качеств,  уникальных особенностей предмета, указывающий на его  универсальную социокультурную значимость в области искусства.

 Что это за свойства, качества, особенности? ТЕКСТ

 Если предмет искусства, вступая  во взаимоотношения с социумом и ротацию культурного материала начинает функционировать как товар, то сразу становятся заметны его существенные и многим непонятно откуда взявшиеся отличия отношений, по сравнению с  товаром, предметом обыденного пользования и предметом искусства как товаром. Разница этих отношений как раз  и кроется в  художественной ценности  артефакта, предмета искусства.

То есть товар имеет товарную ценность, состоящую в себестоимости его(труд+материал) и прибавочной стоимости для получения выгоды от его производства. Если оценивать предмет искусства  исходя из этих позиций, то стоимость его будет невысока: для картины цена бруска(подрамника), краски, холста, грунта, маржа художнику. На деле мы видим что за предмет искусства(или предмет похожий на предмет искусства) запрашивают обычно более высокую, а иной раз и астрономическую цену.

  Считается, что если предмет обладает художественной ценностью, то  именно она дает такой размер валоризации(увеличения цены в сравнении с себестоимостью), какой кстати ни в одной другой группе  товаров вы не найдете.  Это конечно привлекательно для мошенников от искусства всех мастей – объявить свое «нечто» искусством, имеющим высокую худ. ценность, чтобы на доверчивости лохов получить  крупный доход.  Не способность определить наличие худ. ценности в предмете, отличать ее от товарной вкупе с самоуверенностью( идущей что удивительно от невежества)многих граждан в деле оценки и понимания искусства и ведут к тому что именно в России мы имеем совершенно дикий артрынок, не сравнимый по своей дикости и запущенности  ни с одной страной третьего мира. Где огромные доходы, нечестная и недобросовестная реклама, преступное  устранение конкурента, затирание профессионалов на обочину, создание всех условий для расцвета низкопробного китча стали реальностью, нормой

Сразу скажу, что свойства худ. ценности – это все то, что в картине(скульптуре, инсталляции и т.п.) нельзя взвесить, пощупать, измерить рулеткой  или поковырять ногтем. Т.е. они НЕМАТЕРИАЛЬНЫ. Потому измерению при помощи весов и приборов не подлежат(хотя иные всерьез требуют,а когда не предъявляешь, обвиняют в мошенничестве). Длина, ширина, площадь и плотность холста, материал подрамника(красное дерево или береза – без разницы), конструкция подрамника(с распорками, скосами, фасками или без), грунтовка домашней или промышленной выделки,  ровность   красочного слоя и уверенность мазка, укрывистость краски,  много ли-мало  человекочасов вложено в создание предмета, длина аннотации или сопровождающего текста,  название работы и пр. НИКАКОГО отношения к художественной ценности предмета искусства не имеют. В то же время они имеют возможно решающее значение для картинки как товара,  выставленного  на продажу.

По идее, при правильном подходе и оценке картинка как культтовар должна поступать  на артрынок, в салон, магазин, а предмет имеющий худ. ценность – на хранение в  культурный архив в виде музея, к коллекционеру, в каталог, буклет, в галерею. Где она цены фактически не имеет. Но обладает универсальной в зоне искусства  художественной ценностью. Даже если  при этом она  на старом плешивом куске холста и разваливающемся подрамнике, ветошь и  как товар может быть охарактеризована  как хлам. Какие же свойства позволяют судить о наличии худ. ценности?

Хочу напомнить, что все свойства, характеристики, критерии наличия худ. ценности в предмете  нуоменальны,т.е. являются проявлением сущности и  содержанием истины, их нельзя пощупать и измерить. Нуомен  художественного может быть реализован как реальность через творческий замысел,идею творца  в художественном материальном воплощении.

1)      номером один я бы назвала УНИКАЛЬНОСТЬ художественно оформленного предмета. Если самый прекрасный художник поставил на поток и тиражирует  сотнями свои удачные сюжеты, этим он  лишает их уникальности, а с ней и  худ. ценности и  превращает их в ширпотреб,т.е. делает его БАНАЛЬНЫМ. А в искусстве должно быть неповторимое и оригинальное. При всех остальных высокохудожественных и эстетических свойствах одной банальности уже достаточно чтобы предмет вычернуть из искусства

2)      следующее важнейший критерий качества Худ.ФОРМЫ  — его органичная связь с содержанием.  При этом действует презумпция худ. формы, исходя из того что содержание искусства всегда одно – это бытие человека во всех его проявлениях и идеалах. По сути оно универсально и едино для всего искусства. Форма же  не универсальна, а оригинальна(если она авторская) и уникальна,т.е. присуща   предмету работы только  конкретного автора, узнаваема и неповторима.  Если форма банальна, пошла, избита, негармонична  и пр., то никакое самое прекрасное содержание  не сделает из   вещи предмета искусства. Содержание(«прочтение»,толкование)предмета искусства    во многом субъективно, видится и понимается разными людьми по-разному, в то же время ФОРМА как предмет реальной наличности, овеществленности более объективна для оценки. 

 3)      Кроме того ценность добротно  и последовательно  воспроизведенной традиции является важным  критерием оценки произведения традиционного   искусства;   а новизна, небывалость, необычность формы – для искусства нетрадиционного,т.е. авангардного

4)       К художественной ценности может быть добавлена, плюсоваться также

историческая или коллекционная ценность предмета, его «биография»

 

Такие  явления как:

Имя автора, факты наличной биографии автора, его материальные нужды, удачи-неудачи,

скандал, реклама, субъективность личной оценки в худ. ценность не входят. И если в жизни приходится видеть обратное, то это только потому что  произошла подмена эстетических отношений на товарно-денежные, рыночные, никакого отношения к  подлинной сути искусства не имеющие


betelgeise-7.livejournal.com

Эстетические ценности и искусство.

Эстетические ценности наряду с моральными являются частью духовных и во многом определяют стратегическую направленность поведения человека, его мировоззренческие ориентиры, систему его убеждений, поэтому по праву считаются высшими. Сфера эстетического отношения к действительности занимает особое место в мире человека. Красота, гармония, прекрасное, изящное – все это порождается бытием человека и общества, обнаруживается в специфической форме в природе. Степень приобщения человека к миру моральных и эстетических ценностей определяет меру его общественного развития, степень культурности и цивилизованности, меру человеческого в человеке. Эстетические ценности могут выступать в виде природных объектов, самого человека, духовных и материальных объектах, созданных человеком в виде произведений искусства. В теории эстетики исследуют такие категориальные пары как прекрасное и безобразное, возвышенное и низменное, трагическое и комическое и т.д. Искусство – вид духовно-практической деятельности, направленной на художественное осознание и эстетическое освоение мира. Возникновение искусства восходит к истокам человеческой истории (наскальная живопись). Современное искусство опирается на весь предшествующий опыт д-п освоения мира человеком. Специфика искусства как формы общественного сознания определяется его предметом, художественно-образной формой отражения действительности и выполняемыми им функциями в обществе. Предмет искусства весьма широк, он охватывает все многообразные области жизни и деятельности людей. Диапазон художественных форм, призванных отразить богатство окружающей жизни, многообразие человеческих отношений, просто необъятен: от эмоционального освоения до рационального близкого к научному; от утонченного, далекого от жизни художественного вымысла до самых приземленных образных решений. Образные решения в искусстве, достигаемые с помощью специфической системы изобразительно-выразительных средств, зависят от организации исходного материала. Скульптор создает образ используя объем, пропорциональность частей, художник – цвета и формы; музыкант – ритм, мелодия. Осваивая мир во всем богатстве его проявлений, формируя духовный мир отдельной личности, искусство выполняет и важную общественную функцию – вносит необходимый психологический настрой в общественное сознание, и этот настрой становится предварительным условием для поиска и выбора тех или иных общественно значимых действий. Другими словами, оно способствует психологической устойчивости общественного сознания в настоящем и обеспечивает направленность его поиска в будущее.

    1. Мораль и нравственность: их общечеловеческая сущность.

Общественное сознание есть отражение социального бытия, всей совокупности отношений человека к миру—в мыслях и чувствах людей. По своей структуре обще­ственное сознание это совокупность взглядов, идей, теорий, а также социальных чувств, нравов и традиций данного общества. Мораль (лат. — нравственный) форма общественного сознания, один из видов общественных отношений и способов регуляции действий человека в о6щетве с помощью норм и правил которые определяются, в конечном счете, условиями его жизнедеятельности всем укладом человеческой жизни. Нравственность – система миропонимания, содержащая оценку всего существующего с позиции добра и зла, отражающая представления людей о должном, включающая нормы, принципы, законы, которые регулируют отношения между людьми, а также идеалы в виде общих ориентиров или программ будущих действий.

Мораль – совокупность норм и правил поведения людей в обществе на данном этапе его развития, выражающих взгляды общества на те или иные поступки людей с точки зрения добра, зла, справедливости, несправедливости, честности или бесчестия. Моральные требования складываются в практике поведения и общения многих поколений людей, обобщают их повседневный и исторический опыт, поэтому они отражают как основные тенденции общественного развития, так и важнейшие интересы, потребности, надежды и чаяния людей в наиболее универсальной форме и имеют всеобщий, безличный характер, то есть высказываются от имени всех людей. Нравственный авторитет человека не зависит от его положения в обществе, обладания властью, а завоевывается мыслями и поступками, которые получают признание и моральную поддержку других. Мораль регулирует поведение и сознание человека во всех сферах общественной жизни — в труде, быту, науке, се­мейных, личных и международных отношениях. Моральные требования отражают дисгармоничность, противоречивость человеческого бытия, извечно существующий разрыв между тем, что есть, и тем, что по мнению людей должно быть. В сфере морали человеку предоставляется возможность проявить себя как свободную, творческую личность, которая совершает поступки не в следствие принуждения или страха перед наказанием, а руководствуясь внутренним долгом, чувством ответственности, по совести. Издавна существовали моральные нормы, которые имеют общечеловеческий смысл, непереходящее значение. Но есть ценности характерные для каждой эпохи – центральные ценности (честь, достоинство, честность). Мораль позволяет людям возвыситься над своим непосредственным окружением, частными интересами, привязанностями, не руководствоваться соображениями сиюминутной выгоды, а оценивать мир с позиции добра и зла, интересов и чаяний человечества. Являясь огромной духовной силой, нравственность дает человеку ориентиры поиска смысла жизни, цели истории, пути к счастью, созидания образа достойного будущего. Нравственность проявляется в отношении человека к семье, своему народу, родине, другим народам. Нравственное сознание включает в себя принципы и нормы нравственности. Нравственное сознание обладает сложной структурой, элементами которой являются нравственные категории, нравственные чувства и нравственный идеал как представление и понятие о высшем проявлении нравственного. Основным проявлением нравственной жизни человека является чувство ответственности перед обществом и самим собой и вытекающее из него сознание вины и покаяния.

studfiles.net

Ценность художественная — Краткий словарь по эстетике

ЦЕННОСТЬ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ — произведение искусства в его отнесенности к высшим человеческим потребностям и интересам, осознанное в его содержательно-артистических достоинствах и функциях, благодаря которым оно оказывает положительное воздействие на чувства, разум, волю людей, способствуя их духовному развитию.

Художественная ценность представляет собой эмоциональное, чувственно-психологическое, идейное содержание произведения как систему образов, совокупность заключенных в нем значений и порождаемых им смыслов. Поскольку это содержание объективировано автором с помощью «конструктора-носителя» (созданного из определенного материала в соответствии с законами данного вида искусства), ценностно-значимыми являются также качества, возникшие в результате художественной обработки этого материала. Эти качества (органическое единство формы и содержания, композиционная стройность, гармоничность, завершенность, выразительность, художественная правдивость средств, языковая внятность) приобретают эстетическую ценность как достигнутое совершенство, проявление таланта, свидетельство мастерства.

Художественная ценность образуется единством объективных значений и смыслов, возникающих при освоении произведения. В зависимости от жанра произведения, его предназначения и органичных для него содержательных аспектов (психологического, социально-аналитического, философского и т. д.) в этом единстве могут преобладать некоторые из возможных ценностных значений (например, познавательное, воспитательное, социально-мобилизующее, гедонистическое и т. д.).

Подлинно значительные произведения искусства принадлежат художникам, которые творят ради блага человека и потому защищают, утверждают, поэтизируют значительные ценности жизни и культуры. Вместе с тем само произведение создается как потенциальная художественная ценность. Оно становится общественной ценностью по мере того, как познаются заключенные в нем значения и авторские мысли, признаются его достоинства, развертываются и осуществляются его функции. Поскольку это освоение совершается субъектами, ценностные ориентации которых нетождественны, произведение получает нетождественную оценку. Согласно релятивистской концепции, игнорирующей диалектику субъектно-объектных эстетических отношений, художественная ценность трактуется как функция оценки, оказывается производной от ориентаций, вкусов и мнений той или иной части публики или отдельного реципиента. Тем самым к сфере художественной ценности оказываются отнесенными авангардистские изделия, псевдохудожественная продукция, воспринимаемые в качестве явлений искусства. Согласно марксистской концепции, адекватная квалификация художественной ценности возможна лишь при условии, что субъект оценочного отношения обладает общей культурой, соответствующей художественной образованностью, хорошим эстетическим вкусом и ценностной ориентацией, отвечающей тенденциям общественного и культурного прогресса. Историческая изменчивость художественного вкуса не только не исключает, но предполагает преемственность представлений о вполне определенных достоинствах, имеющих непреходящее ценностное значение, и о соответствующих критериях.

Художественная ценность неравновелики в своей объективной значимости, которая определяется степенью углубленности в предмет отображения, идейностью, творческой самобытностью, новаторством. Высшей ценностью обладают произведения, в которых при гуманистической устремленности и правдивости содержатся творческие приобретения и открытия, воплощены глубокие обобщения социальных отношений, человеческих характеров и судеб, всеобще значимых психологических состояний и чувств. В зависимости от предметно-сюжетной определенности и проблематики произведения, его ценностные смыслы могут иметь преимущественно «ситуативный» конкретно-исторический характер или же обладать универсальностью. Универсальные ценностные смыслы возникают в конкретных исторических, социальных, национальных условиях и культурных контекстах. Однако если изменяются условия жизни людей, их психологические стереотипы, нравы, обычаи, то остаются общезначимыми кардинальные вопросы о смысле бытия и счастье человека, его достоинстве, поиски гармонии во взаимоотношениях с другими людьми. Статус общечеловеческих художественных ценностей обретают произведения, в которых ставятся и обсуждаются эти «вечные» вопросы, содержатся универсальные смыслы, открытые для прочтения людям разных наций и различных эпох. Так, вследствие определенности свойств «человека человечного» и наличия аксиологических констант гуманистического эстетического сознания оказывается возможным наследование художественных ценностей, межнациональный обмен ими, возникновение и обогащение их общечеловеческого фонда.

esthetiks.ru

Как понимать искусство: ценность и цена.

С момента как я решила создать свой блог #моифарфоровыеистории о коллекционировании и антиквариате, моя жизнь сильно изменилась. По иронии судьбы, коллекционировать я стала меньше, а вот посещать интересные места в разы чаще. Что до количества событий, то их гораздо больше, чем я успеваю описывать.

На прошлой неделе я уже писала про посещение антикварного салона, проходившего в московском Манеже. И вот 17 февраля в субботу мне удалось попасть еще на одно интересное мероприятие в рамках RA&AF — Public talk «Как понимать искусство: ценность и цена», организованное Институтом арт-бизнеса и антиквариата.

Запись на мероприятие проходила через сайт института, а само мероприятие оказалось бесплатным, хотя во вторник организаторы выставки пытались меня убедить в обратном.

 Небольшой уютный зал был заполнен желающими узнать новое, получить комплексный взгляд на искусство от специалистов рынка. Фото с мероприятия приведены в конце моей заметки.

 Первой слово взяла Ирина Колосова — руководитель института арт-бизнеса и антиквариата. Она отметила некоторые моменты относительно терминологии и законодательного регулирования вопроса. Привела трактовки Министерством Культуры РФ современного и актуального искусства:

Современное искусство — искусство, создаваемое нашими современниками, вне зависимости от того или иного художественного направления или формы выражения.

В английском языке для обозначения современного искусства есть понятия modern и contemporary. Modern – это классический модернизм, за ним начинается contemporary. В русском же варианте современным считают в основном искусство последней трети ХХ века.

Актуальное искусство – искусство, содержащее в себе смыслы, в которых нуждается современное общество, имеющее существенное значение в современную эпоху, вне зависимости от времени создания.

Была отмечена роль изменений законодательства в регулировании рынка произведений искусства. Так, новая редакция от 28.12.17 в ФЗ «О ввозе и вывозе культурных ценностей» устранила из законодательства такой термин как антиквариат. Теперь слово антиквариат имеет скорее литературное значение. При этом в законе обновлено понятие культурных ценностей:

Культурные ценности — движимые предметы материального мира независимо от времени их создания, имеющие историческое, художественное, научное или культурное значение.

Отмечено было и значение для рынка, введенного в оборот в 2017 году Национального стандарта РФ «Экспертиза произведений искусства. Живопись и графика. Общие требования».

После слово передали Михаилу Ефремовичу Перченко – члену правления конфедерации антикваров и арт-дилеров, владельцу галереи «Старые мастера», владельцу коллекции живописи XIV-XVII веков и одной из самых значительных коллекций деревянной скульптуры в Европе.

Меня всегда интересовали вопросы создания частных коллекций. Я восхищаюсь теми, кто смог собрать что-то масштабное, сделать более чем другие частные коллекционеры, и тем более превзойти известные музеи по количеству и значимости предметов. Так вот, в коллекции выступавшего М.Е. Перченко содержится 126 предметов деревянной крашенной полихромной скульптуры с 1240 по 1570 год. И это самое большое собрание в мире, которое выставлялось в Белом зале Пушкинского музея. На примере предметов своей коллекции он рассказал об изменении цен на предметы искусства на мировом рынке, осветил проблемы экспертизы и атрибуции. Интересным мне показался момент про деление коллекционеров на три вида: собственно, коллекционеров, интерьерщиков и инвесторов. По его мнению, инвестиции в искусстве — это хорошо, но должна быть градация, потому, что не может современное произведение стоить, например, дороже Рубенса. При этом на современном рынке появляются предметы, созданные три дня назад за 160 млн. дол. Эти масштабные цены задают вопрос о дальнейшей стоимости эти предметов, и о том, что будут делать владельцы, желая их перепродать впоследствии.

Следующим выступающим стал Владимир Овчеренко — основатель галереи «Риджина» и аукциона Vladey. Меня же захватила часть его рассказа про экономику искусства, деление на коммерческий и некоммерческий сектор. Ценность же искусства как такового была объяснена на примере пирамиды Маслоу. Искусство, по сути, находится на ее вершине, и покупка предметов искусства происходит, когда у человека решены все базовые и следующие за ними потребности. Коллекционерами движет страсть, они находят в предметах искусства что-то им необходимое и волнующее. Страсть коллекционеров движет цены. И при покупке серьезного произведения искусства коллекционер, движимый страстью к приобретению, понимает или он найдет деньги на предмет, выставленный на аукционе, или он потеряет шанс получить желаемое, потому, что второй раз при его жизни столь редкая и востребованная работа может оказаться уже не доступна для покупки. Это желание обладать редкими предметами и создает новые ценовые рекорды на рынке искусства.

Было интересно послушать и про работу аукционов современного искусства, в том числе и аукциона Vladey. Появился аукцион с одинаковой стартовой ценой в 100 евро. Первый такой аукцион был проведен три года назад и прошел со стопроцентным успехом. На нем существует возможность что-то купить за небольшие деньги. Следующий такой аукцион Vladey пройдет 27 февраля, а предаукционная выставка проходит сейчас в галерее Vladey Space, расположенной на территории Винзавода. Посещение предаукционной выставки бесплатное. Цена на аукционе может подыматься непрогнозируемо, этим он и интересен. Так самый большой рост цены за всю историю аукциона Vladey был зафиксирован на работу Олега Целкова, он достиг 42 000 евро.

Владимир Овчеренко отметил, что в каждый период своего развития в истории искусства делался шаг, который продвигал искусство дальше. И если объект современного искусства принимает публика, значит она видит в нем какой-то новый шаг по сравнению с предыдущим пониманием искусства.

После слово получила Ольга Сергеевна Тимерина реставратор Научно-реставрационного центра И.Э. Грабаря. Она рассказала интересные моменты о том, как сохранность произведения и реставрация влияет на ценность произведения искусства. Так, если на картине присутствует более 30 процентов повреждения красочного слоя, то это существенно снижает цену. Смысл хорошей реставрации в том, чтобы она не меняла авторский замысел и восприятие цвета. Важно сочетание коммерческой реставрации и научной, когда у специалиста реставратора есть навыки одного и другого. У каждого направления реставрации есть свои особенности и секреты, и именно они могут поднять стоимость произведения искусства и помочь донести до нас его красоту в первозданном виде.

Следующей выступающей стала Ксения Подойницына — основатель аналитического онлайн-портала о современном российском искусстве InArt и основательница Галереи 21. В свою очередь Ксения подробно рассказала о динамике рынка российского современного искусства, его особенностях, поделилась своим мнением относительно перспектив его развития. Мне же было интересно послушать момент ее выступления о том, как подойти к выбору объекта современного искусства для покупки. Самым коротким путем к покупке, по ее мнению, можно назвать выбор галериста, которому вы сможете доверять. Так же на нескольких слайдах ею были приведены главные моменты ее выступления, в том числе и перечисление 18 факторов, влияющих на стоимость объектов современного искусства. Все эти факторы по-разному влияют на стоимость. Художник центральная личность – он создает работу и дарит эмоции, его творческий путь создает значимость и ценность работ. Естественно, художник взаимодействует с институциями: ярмарками, рейтингами, галереями, критиками и др. в публичном и непубличном пространстве. Ксения Подойницина подчеркнула, что тяжело узнать эти аспекты, если вы не являетесь участником рынка. Галереи, коллекционеры и продажи дилеров это закрытый мир private sale. А ее агентство InArt занимается как раз тем, что делает аналитику рынка современного искусства. Для желающих посмотреть аналитику рынка были представлены направления для самостоятельного ориентирования. Главное, что она рекомендует тем, кто начинает интересоваться покупкой предметов современного искусства это смотреть. Смотреть как можно больше, как можно чаще и только тогда может появиться понимание, а также возможность отличать качественное от некачественного. Нужно учиться сочетать то, что вызывает у вас страсть, с тем, с чем вы сможете комфортно жить дома.

Последней вступающей стала Ирина Михайловна Филатова – куратор галереи «Фаин Арт», основанной в 1992 году. «Файн Арт» работает со знаменитыми мастерами, такими как Э. Гороховский, И. Вулох, С. Шаблавин, И. Шелковский, и с молодыми художниками. Поиск молодых талантов, открытие новых имен — одна из основных целей Галереи. В «Файн Арт» каждый месяц открывается новая выставка современного искусства. Собственно, ее рассказ был основан на опыте деятельности галереи, а также в нем были затронуты тенденции рынка современного искусства и особенности капитализации произведений на этом рынке. По ее мнению, капитализация художника начинает расти примерно через 30 лет, прошедших с того момента как он начал реализовывать свою творческую программу. Причем, жив ли он или нет, уже не так сильно влияет на стоимость.

Почти два часа, которые длился Public talk, я провела полностью увлеченная фактами и историями знатоков о развития рынка как классического, так и современного искусства, при этом пытаясь зафиксировать для себя огромное количество интересных моментов и направлений изучения этого рынка, в свете разожженного этим мероприятием интереса.

Коллекционируя предметы антиквариата, в мыслях своих я находилась далеко от современного искусства. После лекции на антикварном салоне я много времени посветила созерцанию как картин известных русских художников, так и работ, относящихся к современному искусству, стараясь отследить меняющиеся эмоции при переходе от произведения к произведению.

Что могу написать в конце, ходить на эти мероприятия интересно, во-первых, потому, что ты каждый раз поднимаешь для себя планку, понимая какие предметы для коллекционирования существуют, а во-вторых, потому, что ты смотришь на людей, захваченных страстью другого масштаба, более широкого мировоззрения, на тех, кто делает проекты, интересные широкой публике. По-моему, у них можно многому научиться. Я получила много данных о интересующем меня рынке искусства в целом, поняла направления дальнейших шагов по его изучению.

Удивительным образом к исследованию современного искусства меня подталкивает район, в котором я уже давно живу. Мой дом находится в центре артквартала, образованного Центром современного искусства «Винзавод» и Центром дизайна «Артплей». И как выяснилось на рublic talk, мне есть, что посетить в ближайшее время. 

nikiflove.ru

Ценность искусства — re22ka — ЖЖ

Оригинал взят у nepilsonis_eu

Основная черта живописи Ци Бай-ши — это необычность его живописной манеры.
Но Ци Бай-ши берет у старых живописцев самое существенное — живописное восприятие и осмысление увиденного.
Трактовка виденного и у него остается в определенном смысле отвлеченной, традиционной: на картине изображается не все виденное, а лишь то, что было выделено; задний план — белая бумага.


Один из его учеников записал, что однажды мастер спросил его, сколько ног имеют различного рода насекомые, из скольких сегментов состоит их брюшко и т. п.
Ученик знал эти числа лишь приблизительно.
Мастер строго его пробрал и объяснил, что знать это надо точно, но не для того, чтобы воспроизводить на картине все 12 ног, а для того, чтобы, учитывая их число, решить сколько ног можно не изображать и все же передать впечатление живого насекомого.

Из этого видно, насколько серьезно относится мастер к аналитическим наблюдениям и что эти наблюдения служили ему для смелых обобщений. Поэтому-то он не впал в формализм, поэтому так чувственно осязаемы его формы, переданные самыми простыми пятнами.

В одной из своих надписей он следующим образом сформулировал дилемму живописного и вообще художественного изображения: «Тайна мастерства в живописи находится на грани сходства и несходства. Полное сходство льстиво и заурядно, несходство же — обман».

Ци Бай-ши обладал волшебной палочкой, которая помогала ему решать эту дилемму. Темой ему служила всегда сама жизнь, природа, вместе с тем его произведения всегда — картины, а не жизнь, не кусочки природы.
Он никогда не упускает из виду, что он — художник, создающий картины, а не зеркало, копирующее жизнь и природу.

И в этом кроется ценность его искусства.

/Источник/



re22ka.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о